Category: производство

гражданская война на Украине

Предприятия танковой промышленности СССР - Альтернативная История

Предприятия танковой промышленности СССР - Альтернативная История

Обзор основных советских танковых заводов Второй Мировой. Номенклатура выпускаемой продукции и история работы предприятий.

Posted by Дмитрий Карпенко on 18 май 2019, 15:53

from Facebook
promo alternathistory февраль 18, 2013 17:23 23
Buy for 20 tokens
Глядя на эти машины, первое, что приходит в голову, это наш танк КВ-2. Но скорей всего создатели САУ держали в голове не КВ-2, а совсем не похожие на эти танки, но тоже наши – ИСУ-152. Точнее их удачное применение. Не для кого ведь не секрет, что мощная 152 мм пушка наших САУ очень удачно…
гражданская война на Украине

С.Устьянцев, Д. Колмаков «Боевые машины Уралвагонзавода - Танк Т-34». Скачать - Альтернативная…

С.Устьянцев, Д. Колмаков «Боевые машины Уралвагонзавода - Танк Т-34». Скачать - Альтернативная…

С.Устьянцев, Д. Колмаков «Боевые машины Уралвагонзавода - Танк Т-34». Скачать - Альтернативная История

Posted by Дмитрий Карпенко on 21 фев 2019, 11:25

from Facebook
гражданская война на Украине

Юрий Пашолок. СУ-76М - самый массовый самоход Красной армии

Принятая 2 декабря 1942 года на вооружение Красной армии самоходная установка СУ-12 была вполне удачной машиной. Правда, у неё имелся врождённый дефект в виде параллельно расположенных двигателей. Такая компоновка силовой установки стала ахиллесовой пятой машины: число дефектов, связанных с моторно-трансмиссионной группой, было очень высоким. Из-за проблем многие СУ-12 долгое время даже не могли добраться до фронта. Чтобы исправить ситуацию, нужно было серьёзно переделывать проблемные узлы. Так появилась СУ-15М, более известная как СУ-76М. Она стала вторым по численности образцом бронетехники Красной армии, уступая только Т-34. Эта статья посвящена разработке СУ-76М и её серийному производству с лета 1943 до весны 1945 года.

По схеме Т-70 и без крыши


Первое время С.А. Гинзбург, главный конструктор СУ-12, считал причиной многочисленных поломок коробок передач их низкое качество. Но конструкторское бюро (КБ) завода №38 было иного мнения. К 11 марта 1943 года директор завода №38 К.К. Яковлев, главный инженер Л.Л Терентьев и главный конструктор М.Н. Щукин подготовили письмо, в котором изложили свой взгляд на причины поломок. По их мнению, проблема была не столько в качестве КПП, сколько в компоновочной схеме. В письме предлагались определённые решения, способные улучшить ситуацию, но для полноценного решения проблемы требовалась радикальная мера — установка на САУ двигателя и коробки передач от Т-70.

Это предложение поддержали военный представитель на заводе и Главное артиллерийское управление (ГАУ). 14 апреля 1943 года вышло постановление Государственного комитета обороны (ГКО) №3184сс «О самоходных установках СУ-76». Согласно ему, к 1 мая 1943 года завод №38 был обязан подготовить две 4-орудийные батареи СУ-76. Первая батарея строилась на шасси Т-70Б, вторая — на шасси СУ-12, но с моторно-трансмиссионной группой Т-70Б.



Первый образец самоходной установки СУ-15, Гороховецкий АНИОП, июнь 1943 года


Collapse )
гражданская война на Украине

Проекты перевооружения черноморских броненосцев

Перед тем как выложить на сайт данную статью я хочу поблагодарить уважаемого коллегу vasia23 за помощь в создании цветного профиля.

К концу 90-х годов XIX века тактико-технические элементы (ТТЭ) первых черноморских броненосцев уже не соответствовали ушедшему далеко вперед развитию военного судостроения и корабельного вооружения. Поэтому вполне естественно, что на повестку дня был поставлен вопрос о приведении их ТТЭ к современным на тот момент требованиям. Модернизацию кораблей решили начать с главной энергетической установки.

Инициатором начала работ стал главный командир Черноморского флота и портов вице-адмирал Н. В. Копытов. По его ходатайству на заседании Морского технического комитета (МТК) 4 марта 1897 года было принято решение о постепенной замене на эскадренных броненосцах «Екатерина II», «Синоп» и «Чесма» огнетрубных паровых котлов на водотрубные системы Бельвиля «образца 1896 года». А уже 6 сентября последовал заказ Главного управления кораблестроения и снабжений (ГУКиС) Черноморскому механическому заводу [1] в городе Николаеве на изготовление 18 таких паровых водотрубных котлов с рабочим давлением пара 17 кг/см² для первого из кораблей.

( Читать дальше... )

гражданская война на Украине

«Мы наш, мы новый, флот построим…» "Императоры океанов, цари всея морей". Часть 5

Уважаемые коллеги это заключительная часть про броненосцы, моего цикла «Мы наш, мы новый флот построим. В ближайшее время, я выкладку новых броненосцев не планирую. Приятного чтения.

В 1900 году, вице-адмирал, Роман Владимирович Хорошихин подал в отставку с поста морского министра, как и было договорено с Николаем II. Блестящее 10-летие парового броненосного кораблестроения России заканчивалось. Роман Владимирович стал адмиралом флота и перешел в адмиралтейств-совет, а вице-адмирал, Иван Михайлович Диков занял место морского министра. На место начальника ГМШ пришел вице-адмирал, Иван Федорович Лихачев. На МГШ поставили, Степана Осиповича Макарова. И на этом все основные кадровые перестановки закончились. Рассматривая кораблестроительную деятельность нового морского министра, некоторое особо «сведущие» историки отечественного флота, оценивают её как чуть ли не «предательство» заветов адмирала Хорошихина. На самом деле это не так. И Роман Владимирович, и Иван Михайлович, судя по переписке хранящейся в архивах, общались весьма плотно, это не считая личных встреч. Адмирал Хорошихин последовательно поддерживал курс адмирала Дикова. Российская кораблестроительная программа рассчитанная до 1902 года, была в основном закончена. В задачу нового морского министра входило не превзойти своего предшественника, а сохранить тот потенциал, который оставил ему в наследство Роман Владимирович. При Иване Михайловиче доводились до ума все проекты начатые еще при Хорошихине. Новый морской министр большое внимание уделял боевой подготовке. И все же российские судостроительные предприятия нельзя было оставлять без заказов. После спуска броненосных крейсеров «Славы» и «Победы» на Балтийском заводе освободились строительные мощности. Точно такая ситуация сложилась на Новокронштадтском заводе, после спуска эскадренных броненосцев «Кронштадта» и «Севастополя».

Еще в 1897 году Хорошихин поручил старшему судостроителю Александру Ивановичу Мустафину, разработку броненосца «для усиления Дальневосточной эскадры». От морского ведомства, контролировать работу по проектированию новых броненосцев было поручено начальнику ГМШ, И.М. Дикову. Задача перед Мустафиным стояла достаточно сложная. По желанию морского министра надо было – «вместить максимальное вооружение в минимальное водоизмещение при максимально возможной защите. При этом такими параметрами как скорость и дальность хода можно было пренебречь». Изначально водоизмещение не должно было превышать 14 тыс. тонн. Скорость определили в 18 узлов. А вооружение должно было состоять из 2х2х305-мм, четырех 8" орудий в одноорудийных башнях и батарее их восьми 152-мм. орудий. Расчеты показали, что при таких параметрах водоизмещение вылезет за 15 тыс. тонн. После совещания в МТК решено было водоизмещение увеличить до 14,5 тыс. тонн, а башни 8" заменить казематами. В таком виде проект поступил на рассмотрение в МТК. И тут снова вмешался Хорошихин. Морской министр сам предложил заменить казематы с восьмидюймовыми орудиями на четыре двухорудийных башни со 152-мм пушками. Таким образом, количество 6" орудий выросло до 16 шт.

Броненосец, получивший имя «Гренгам» был заложен в 1898 году на Балтийском судостроительном и механическом заводе. А броненосец получивший имя в честь другого известного морского сражения и погибшего в 1897 году броненосца с таким же именем «Гангут» заложили на Новокронштадтском судостроительном казенном заводе морского ведомства в 1899 году.

Броненосцы имели двухтрубный силуэт, с двумя мачтами и корпус с высоким и длинным полубаком, изготовленным из листовой и профилированной стали, методом клепки. В надводной части корпус был разделен на три палубы — верхнюю, батарейную (главную) и жилую (броне­вую). Корпус делился 14-ю водонепроницаемыми переборками на 15 отсеков. Конструкция броненосца предусматривала двойное дно, вертикальные рули, фор- и ахтерштевни. В нижней части корпус был снабжен скуловыми килями высотой – 1,3 м. От штевня до штевня на всем протяжении корпуса простирался главный броневой пояс, выполненный из 229 мм крупповской стали, длиной 80 м и шириной 3,0 м. Поверх главного пояса располагался верхний бронепояс толщиной 152-мм, из той же крупповской брони. За главным поясом находились 76 мм скосы бронепалубы. Оконечности на протяжении 48 м были прикрыты 76-мм броней той же ширины, что и главный пояс. Над цитаделью возвышался 127-мм каземат с 37 мм противоосколочными переборками, защищавший все 6-дюй­мовые орудия. Броневая палуба имела карапасную форму, толщина ее в горизонтальной части со­ставляла 51 мм, на скосах — 76 мм, за пределами цитадели — 76 мм. Башни ГК прикрывались – 229 мм броней. Башни среднего калибра изготовил Металлический завод.  Дополнительной защитой служили угольные ямы по периметру котельных отделений. Цитадель замыкалась двумя траверзными переборками толщиной 127 мм.

Главный калибр броненосцев состоял из четырех 305-мм орудий длиной 45 калибров. Предельный угол возвышения орудий ГК составлял 24°, снижения -5°. Угол обстрела башен составлял 270°. Башенные установки «Гангута» и «Гренгама» были оснащены электроприводами немецкой фирмы «Сименс и Гальске».  Большинство работ по заряжению орудий было механизировано и электрифицировано. Все орудия были снабжены механическими прибойниками заряжения орудий и оптическими прицелами конструкции Барановского.  Скорострельность составляла 2 выстрела за три минуты. Боекомплект орудий состоял из 74 выстрелов. Средний калибр состоял из 16х152/45-мм орудий Канэ, изготовленных на Обуховском заводе Восемь 152-мм пушек устанавливались на бата­рейной палубе в казематах; еще четыре — в двухорудийных башнях, палубой выше. Угол обстрела 152-мм орудий составлял 122°, орудий в башнях - 210°. Боекомплект состоял из 200 снарядов на ствол. Противоминный калибр был представлен 16х87-мм, скорострельными орудиями Барановского, производства РОМАЗ. Восемь орудий находились в казематах, а еще восемь орудий располагались открыто на верхней палубе, защищенных лишь 40-мм. щитами. Боекомплект состоял из 250 выстрелов на ствол.

Главная энергетическая установка броненосца представляла собой две 4-цилиндровые, паровые, вертикальные машины тройного расширения и 22 котла Бельвиля. Котлы располагались в 3-х котельных отделениях. Все энергетическое оборудование было изготовлено на Балтийском заводе. Два опреснителя производства Путиловского завода выдавали 12 000 л. воды в сутки на бытовые нужды. Все броненосцы снабжались рефрижераторными машинами. Водоотливная система представленная 8 водоотливными турбинами производительностью 600 т/ч, обеспечивала осушение, 4800 тонн воды в час. Пожарные насосы обеспечивали подачу, 220 тонн воды в час.

Рулевое устройство состояло из рулевой машины с электрическим приводом французской фирмы «Соттер-Харле» одного руля в рулевой раме и системы управления. Вращение баллера могло осуществляться также паровой машиной или вручную. Посты управления рулевыми приводами находились в ходовой и боевых рубках, центральном боевом посту, кормовом мостике и румпельном отделении.

Средняя стоимость каждого броненосца составила чуть больше 12,7 млн. рублей.

Эскадренные броненосцы «Гангут», «Гренгам»

Водоизмещение: 14 700 тонн, Размерения (ДхШхО): 127,5х23,0х8,2 м., СУ: 2ПМ, 22ПК, 12 600 л.с., Макс. скор. – 18,0 узла., Дальность – 3600 миль (на 10 узлах). Броня: нижний пояс – 127…229…127 мм, верхний пояс – 152 мм, траверзы – 152 мм, палуба – 51…76 мм, башни ГК – 229 мм, барбеты – 229 мм,  башни СК – 152 мм, щиты орудий – 40-мм, рубка – 229 и 76 мм.  Вооружение: 2х2х305-мм/45 мм, 4х2х152-мм/45, 8х1х152-мм, 16х87-мм/50, 4х47-мм, 2х7,62-мм. пул., 2х1х457-мм. ТА. Запас топлива – 600 т. угля и 500 т. нефти

Броненосцы «Гангут» и «Гренгам» вошли в строй соответственно в 1901 и 1902 году. На испытаниях броненосцы уверено преодолели отметку в 18 узлов. При 6-часовых испытаниях броненосцы уверено держали скорость 17,8 узла, а при 12-часовых, рекомендованная скорость снизилась до 17,5 узлов.


Источник - http://alternathistory.com/content/my-nash-my-novyy-flot-postroim-imperatory-okeanov-cari-vseya-morey-chast-5

гражданская война на Украине

Юрий Пашолок. Долгожданный истребитель Су-85

История часто движется по спирали, и этот факт отлично иллюстрирует ситуация с советскими средними самоходными установками. Летом 1940 года, когда появилось задание на разработку САУ на базе Т-34, оно подразумевало создание истребителя танков. Весной 1942 года концепция изменилась, и на свет появилась штурмовая САУ СУ-122. Но в начале мая 1943 года войскам снова понадобилось подвижное средство для борьбы с танками в средней весовой категории. 8 августа 1943 года, более чем через три года после появления задания на среднюю САУ-истребитель, такую машину, СУ-85, наконец приняли на вооружение Красной армии. Как советская промышленность осваивала производство новой машины, пришедшей на смену СУ-122, и насколько хорошо новая самоходка справлялась с возложенными на неё задачами на поле боя?

Плавный переход

Постановление ГКО №3892сс «Об организации производства 85 мм самоходных артустановок на базе танка Т-34 на Уралмашзаводе», принятое 8 августа 1943 года, оставляло Уральскому заводу тяжёлого машиностроения (УЗТМ) мало времени. Уже 25 августа требовалось начать выпуск СУ-85, до конца месяца нужно было сдать 100 таких машин, а в сентябре план увеличивался до 150 штук! При этом в августе УЗТМ должен был сдать ещё 25 СУ-122, имелся и план по производству Т-34.

Для обеспечения производства СУ-85 заводу №9 предписывалось подать в августе 1943 года 110 артиллерийских систем Д-5-С-85, причём первые орудия должны были поступить на УЗМТ уже 23 числа. В сентябре ожидалось поступление уже 170 орудий.

Сроки и объёмы, указанные в постановлении, выглядят очень жёстко. Ведь УЗТМ никогда не выпускал СУ-122 в объёме более 100 штук в месяц. Кроме того, производство на заводе часто велось в авральном режиме. Причиной тому являлась нерациональная организация производства на УЗТМ и ЧКЗ (Челябинском Кировском заводе). Требование Сталина резко увеличить темп выпуска Т-34 привело к тому, что этот танк начали производить на тех заводах, которые раньше занимались совсем другими машинами.

В частности, на ЧКЗ ради Т-34 пришлось «подвинуться» тяжёлым танкам. Ещё хуже стало весной 1943 года, когда в серию пошла самоходная установка СУ-152. Выпуск сразу трёх типов машин (Т-34, КВ-1с и СУ-152) оказался очень серьёзным испытанием для завода. Здесь стоит учесть, что за 1943 год на ЧКЗ последовательно выпускали аж 4 типа тяжёлых танков (КВ-1с, КВ-85, ИС-85 и ИС-122) и 2 типа САУ (СУ-152 и ИСУ-152). Подобного производственного ужаса не переживал в своей истории ни один танковый завод мира.

Сборка первых СУ-85, август – сентябрь 1943 года. На машине можно видеть различные слоганы, включая «Для разгрома Тигров!»Сборка первых СУ-85, август – сентябрь 1943 года. На машине можно видеть различные слоганы, включая «Для разгрома Тигров!»


( Читать дальше... )

гражданская война на Украине

«Мы наш, мы новый, флот построим…» "Императоры океанов, цари всея морей". Часть 2

Продолжаю выкладывать продолжение «Императоры океанов, цари всея морей…», посвященную броненосцам из моего цикла «Мы наш, мы новый, флот построим…». Приятного чтения.

1895 год ознаменовался рядом важнейших изменений. 17 апреля 1895 года подписанием Симоносекского мира окончилась Японо-Китайская война. Уже в июне 1895 года Р.В. Хорошихин собрал совещание, на котором была весьма подробно проанализирована морская составляющая этой войны. В частности. была тщательно разобрана битва в устье реки Ялу. По результатам этого разбора были сделаны несколько важнейших выводов. Во-первых, с этого момента наряду с противодействием на Дальнем Востоке английскому флоту, в качестве одного из главных противников рассматривался японский флот. Во-вторых, по результатам разбора боя в устье Ялу было решено внести изменения в строящиеся корабли.

России требовалось срочно увеличить строительство кораблей. Решение было одобрено на высочайшем уровне. В такой ситуации морской министр счел возможным обращение к иностранным заказчикам. Все русские морские агенты в наиболее развитых морских державах получили поручение прозондировать почву на предмет возможности заказа броненосцев. Но в результате откликнулись лишь четыре страны. От Германии попыталась побороться за заказ верфь «Круппа», от Италии выступила «Ансальдо». Англичане не проявили к строительству русских броненосцев никакого интереса, лишь компания «Виккерс» была не прочь поучаствовать, но её судостроительные возможности пока были ограничены. Таким образом, к концу конкурса особенно выбирать было нечего. До финиша дошли французская верфь «Форж э Шантье Медитерране» и вездесущий и на все готовый Чарльз Крамп от себя любимого, т.е. «Уильям Крамп и сыновья» (Филадельфия). После рассмотрения предложений французов и Крампа, решено было остановится на предложении последнего. Способствовало этому известие, пришедшее из САСШ, о приобретении Bethlehem Steel лицензии на производство брони по способу Круппа. И Ч. Крамп заверил, что имеет с Bethlehem Steel самые дружественные связи и готов поспособствовать установке крупповской брони американского производства.

А кроме того, Крамп согласился на одно важное условия Хорошихина. Морской министр желал, чтобы заказ выполнялся на русских верфях. Поэтому после строительства броненосца в САСШ Ч. Крамп обязывался передать всю документацию на броненосец, а также содействовать строительству кораблей в России. За это ему полагалась премия в размере 120 тыс. долларов за каждый спущенный в России броненосец.

Ч. Крамп

В октябре 1895 года соглашение между Ч. Крампом и Российским морским министерством было подписано. В качестве прототипа броненосца для России мистер Крамп предлагал строящийся на его верфи для американского флота броненосец «Айова». Однако морское ведомство не устраивала ни его скорос­ть хода (16 узлов), ни запас угля (нор­мальный 625 т). Видение нового броненосца у адмирала Хорошихина было весьма своеобразное. Идея крейсера-броненосца в то время буквально витала в воздухе. Получить за одни и те же деньги корабль, способный стоять в первой линии, и крейсер оказалась очень заманчивой. Но Хорошихин пошел еще дальше. Его требования к новому броненосцу «слегка удивили» даже опытных кораблестроителей. Роман Владимирович желал иметь корабль водоизмещением не выше 15 тыс. тонн, скоростью 21–22 узла и вооружением, состоящим из 2×2×305-мм и 16–18×152-мм орудий. Да еще и дальность хода Хорошихин хотел не менее 10 тыс. миль. Специалистам стоило большого труда убедить морского министра, что построить броненосец со столь выдающимися характеристиками совершенно невозможно. Святая вера в прогресс иногда подводила морского министра. В конце концов, Хорошихин согласился снизить скорость до 20 узлов, а количество 152-мм орудий до 14–16 шт. В конце концов, окончательный вариант выглядел так: водоизмещение не выше 15 тыс. тонн, вооружение 2×2×305-мм и 14×152-мм орудий, скорость по способности, но не ниже 19 узлов. Именно такое техзадание получил Ч. Крамп.

Настоящая битва Крампа с МТК раз­вернулась по поводу заказа орудийных башен. Морской министр непременно требовал, чтобы башни ГК изготовило отечественное предприятие, Санкт-Петербургский металлический завод, на котором только что вошла в строй новая башенная мастерская на 8 кессонов-колодцев. Крампу не удалось этому воспро­тивиться, и в марте 1896 года контракт с Металлическим заводом на сумму в 525 тыс. руб. был заключен. Срок изготов­ления двух башенных установок назна­чался в 18 месяцев, то есть к сентябрю 1897 года.

Вскоре Ч. Крамп отбыл в Филадельфию. Вместе с ним выехали назначенные «ответственными за строительство броненосца» капитан I ранга М.А. Данилевский и младший судостроитель П.Е. Черниговский. В их функции входило: вести наблюдение за ходом стро­ительства корабля, заключать договоры с контрагентами и вообще заниматься всеми вопросами «по постройке, снабжению и вооружению заказанных судов».

Выполненные верфью «У. Крамп и сыновья» чертежи уже в начале 1896 года были направлены в Петербург. МТК согласовал чертежи весной 1896 года. Закладка броненосца состоялась 18 июня 1896 года. При закладке броненосец получил имя шведского 64-пушечного корабля «Ретвизан», захваченного в ходе Выборгского морского сражения, во время Русско-шведской войны 1788–1790 гг. Работы на стапеле шли быстро — ска­зывались передовая американская тех­нология, достаточно высокая квалифика­ция рабочих и насыщенность завода станками и механическим инструментом. Производительность труда при таких рас­пространенных операциях, как рубка металла и клепка соединений, у Крампа была в два, три, а то и в пять раз выше, чем на судостроительных предприятиях в России. К декабрю 1896 года корпус «Ретвизана» был готов на 88%. В августе 1897 года, с небольшим опережением графика, благодаря жесткому контролю со стороны морского ведомства в САСШ прибыли орудийные башни Металлического завода и паровые котлы Бельвиля. Несмотря на желание Крампа установить котлы Никлосса, МТК с подачи морского министра все же удалось продавить установку котлов Бельвиля.

По архитектуре и конструкции «Рет­визан» представлял собой оригинальный проект, в котором органично переплелись элемен­ты русской, английской и американской кораблестроительных школ — в этом от­ношении «Ретвизан» был уникальным судном. Модель корабля несколько раз испытывали в опытовом бассейне в Санкт-Петербурге, под руководством подполковника А.Н. Крылова, а также в опытовом бассейне в Филадельфии. В результате этих опытов броненосец обладал, по отзывам современников, «чистым» корпусом и прекрасными гидродинамическими характеристиками».

Корабль имел корпус с высоким и длинным полубаком, изготовленным из листовой и профилированной стали, методом клепки. В надводной части корпус был разделен на три палубы — верхнюю, батарейную (главную) и жилую (броне­вую). Корпус делился 15-ю водонепроницаемыми переборками на 16 отсеков. Конструкция крейсера предусматривала двойное дно, вертикальный руль, фор- и ахтерштевни. Силуэт «Ретвизана» был трехтрубным с двумя мачтами. Некоторую архаичность ему придавали боевые марсы, установленные на фок-мачте, по настоянию МТК. Изначально на них стояли 47-мм скорострелки Барановского, но позже их заменили на пулеметы. В нижней части корпус был снабжен скуловыми килями высотой 1,25 м. Главный броневой пояс, выполненный из 229-мм крупповской стали, простирался на длину 92 м и ширину 2,8 м. Поверх главного пояса располагался верхний бронепояс толщиной 152 мм, из той же крупповской брони. За верхним поясом находились 76-мм скосы бронепалубы. Оконечности на протяжении 40 м были прикрыты 127-мм броней той же ширины, что и главный пояс. Над цитаделью возвышался 127-мм каземат с 37-мм противоосколочными переборками, защищавший все 6-дюй­мовые орудия. Броневая палуба имела карапасную форму, толщина ее в горизонтальной части со­ставляла 51 мм, на скосах — 76 мм, за пределами цитадели — 76 мм. Башни ГК прикрывались 229-мм броней. Дополнительной защитой служили угольные ямы по периметру котельных отделений. Цитадель замыкалась двумя траверзными переборками толщиной 178 мм.

Вооружение «Ретвизана» состояла из четырех 305-мм орудий длиной 45 калибров, 14×152/45-мм орудий Канэ, изготовленных на Обуховском заводе и 18×87/50-мм орудий Барановского, изготовленных на РОМАЗе. Предельный угол возвышения орудий ГК составлял 24°, снижения –5°. Угол обстрела башен составлял 270°. Башенные установки «Ретвизана» были оснащены электроприводами французской фирмы «Соттер, Арле и К°». Большинство работ по заряжению орудий было механизировано и электрифицировано. Все орудия были снабжены механическими прибойниками заряжения орудий и оптическими прицелами конструкции Барановского. Скорострельность составляла 2 выстрела за три минуты. Боекомплект орудий состоял из 72 выстрелов. Десять 152-мм пушек устанавливались на бата­рейной палубе в казематах; еще четыре — в отдельных казематах, палубой выше. Угол обстрела 152-мм орудий составлял 122°. Боекомплект состоял из 200 снарядов на ствол. Шесть противоминных 87-мм орудий находились в казематах, а двенадцать противоминных 87-мм орудий располагались открыто на верхней палубе, защищенные лишь 40-мм щитами. Боекомплект состоял из 250 выстрелов на ствол. Уже перед самой русско-японской войной на броненосцах смонтировали систему управления стрельбой, изготовленную на Санкт-Петербургском электромеханическом заводе «Н.К. Гейслер и К°», состоящую из дальномера и шести микрометров Люжоля. Торпедное вооружение «Ретвизана», вначале состояло из четырех 381-мм подводных торпедных аппаратов. Впоследствии оставили только 2 носовых торпедных аппарата, переделав их под 457-мм ТА. Запас торпед составлял 4 шт.

Главная энергетическая установка броненосца представляла собой две 4-цилиндровые, паровые, вертикальные машины тройного расширения и 24 котла Бельвиля. Котлы располагались в 3-х котельных отделениях и были сгруппированы по 8 шт. Изготовлены котлы Бельвиля на заводе «Стирлинг и К°» (Чикаго) по французской лицензии. Общая поверхность котлов составляла 4660,2 м2. Удельная масса СУ составляла 108 кг/л.с. Два опреснителя производства Путиловского завода выдавали 16 000 л. воды в сутки на бытовые нужды. На броненосце были смонтированы две рефрижераторные машины. Водоотливная система, представленная шестью водоотливными турбинами производительностью 900 т/ч, обеспечивала осушение 5400 тонн воды в час. Пожарные насосы обеспечивали подачу 280 тонн воды в час.

Питание корабля электроэнергией осуществляли восемь динамо-машин производства американской фирмы «Дженерал Электрик». Кроме того, эта же фирма поставила шесть 95-см боевых прожекторов. Электрическое рулевое устройство системы Дэвиса было изготовлено на верфи Крампа. Вращение баллера могло осуществляться также паровой машиной или вручную. Посты управления рулевыми приводами находились в ходовой и боевых рубках, центральном боевом посту, кормовом мостике и румпельном отделении.

Помещения для экипажа отличались высокой комфортностью, хорошей планировкой и продуманностью. Вся мебель на броненосце была выполнена из металла, что было несколько необычно для русского флота. На броненосце имелись два прекрасно оборудованных лазарета. Кроме лазаретов на ЭБР имелись многочисленные душевые, просторная прачечная и другие приятные мелочи, серьезно облегчающие труд матросов.

Благодаря высокой производительности труда на верфи Крампа «Ретвизан» был построен в рекордные сроки. Уже в августе 1898 года он вышел на сдаточные испытания. Как ни старался Крамп, но достичь желанной скорости в 20 узлов ему так и не удалось. После достижения скорости 19,82 узла в левой машине случилась авария. Повторная попытка разогнать броненосец до 20 узлов, также провалилась. Лишь на короткое время, не более часа, «Ретвизан» мог держать скорость 19,5 узлов и только на форсированном режиме. Рекомендованная скорость не превышала 19 узлов, этот ход броненосец без поломок и аварий выдержал в течение 12-часовых испытаний.

По результатам испытаний Крамп получил список из 106 замечаний, которые устранялись в течение зимы 1898/1899 гг. Несмотря на это, всеми современниками «Ретвизан» был признан «выдающимся броненосцем». Стремясь превзойти всеми признанных английских кораблестроителей, Крамп перещеголял самого себя. Впрочем, справедливости ради стоит отметить некоторые архаичные черты. На корабле остался тяжелый 42-тонный таран, на фок-мачте находились боевые марсы с пулеметами, к счастью на грот-мачте от них отказались. Но были и вполне «революционные» решения: так, на броненосце отказались от минных катеров и мин заграждения, значительно была сокращена мелкокалиберная артиллерия. Тем не менее, корабль оказался столь удачен, что американское правительство заказало Крампу серию из четырех броненосцев типа «Вирджиния» по типу «Ретвизана», только с 12×152-мм орудиями и на месте носового и кормового сдвоенных казематов были установлены четыре двухорудийных башни с орудиями калибра 203 мм. Весной 1899 года «Ретвизан» ушел в Россию и в конце весны прибыл в Кронштадт. Все лето «Ретвизан» находился в практическом плавании. За это время на нем частично заменили угольное отопление на нефтяное и установили мощную радиостанцию производства «Сименс и Гальске», а также радиотелеграфную станцию малой мощности производства Кронштадтской мастерской.

Пока «Ретвизан» строился в САСШ, в России кипели нешуточные страсти. Подписанный с Крампом договор обязывал начать закладку еще трех броненосцев, но морской министр желал пять! В то же время подсчет расходов привел к тому, что руководство министерства финансов схватилось за голову и помчалось на донос доклад к царю. «Фантастические» параметры требовали столь же фантастических ассигнований. Общая сумма за броненосец вплотную приблизилась к 16 млн. руб. (15 905 000 руб.). Государь был впечатлен, донельзя. Петербургская придворная камарилья уже считала дни до отставки строптивого адмирала. Помощь пришла к Роману Владимировичу оттуда, откуда он совершенно не ожидал. Генерал-адмирал, великий князь, Алексей Александрович, откровенно говоря, недолюбливал своего слишком своевольного и лукавого подчиненного. Впрочем, до открытого противостояния у них никогда не доходило: Хорошихин, как никто другой, умел сгладить острые углы и подсластить пилюлю. Зато Алексей Александрович всегда знал, что флот находится в надежных руках, а сам он был за Хорошихиным, как за каменной стеной. Лишаться такого «громоотвода» великий князь отнюдь не желал. Натянув парадный мундир, генерал-адмирал отправился к венценосному племяннику просить за морского министра. Влияние дяди на Николая II было довольно велико, и император сменил гнев на милость. В строительстве пяти броненосцев типа «Ретвизан» Хорошихину было отказано, но после клятвенного заверения Романа Владимировича, что при строительстве на отечественных верфях цену удастся снизить на пару миллионов, было дано высочайшее соизволение на строительство трех запланированных броненосцев. Говоря о снижении цены на два миллиона, Роман Владимирович почти не лгал. Заканчивалась модернизация и перевооружение российских судостроительных предприятий, и морской министр всерьез надеялся, что оснащение верфей новыми станками и оборудованием увеличит производительность труда, а сроки строительства кораблей, наоборот, снизит, что в конечном итоге приведет к уменьшению стоимости. Впоследствии это подтвердилось. Стоимость последующих трех броненосцев снизилась до 14,3 – 14,5 млн. за корабль.

В 1897 году состоялась закладка броненосцев типа «Ретвизан» – «Петропавловск» заложили на Новоадмиралтейском заводе, а на Новокроншадтском адмиралтействе состоялась закладка двух броненосцев, одному из которых, не мудрствуя лукаво, присвоили имя «Кронштадт», а второму «Севастополь».

Эскадренные броненосцы «Ретвизан», «Севастополь», «Петропавловск», «Кронштадт»

Водоизмещение: 14 850 тонн. Размерения (Д×Ш×О): 132,2×23,5×8,2 м., СУ: 2ПМ, 24ПК, 19 200 л.с., Макс. скор. – 19,0 узла, Дальность – 7800 миль (на 10 узлах). Броня: нижний пояс – 127…229 мм, верхний пояс – 76…152 мм, траверзы – 178 мм, палуба – 51…76 мм, скосы – 76 мм, башни ГК – 229 мм, барбеты – 203 мм, каземат – 127 мм, щиты орудий – 40 мм, рубка – 229 и 76 мм. Вооружение: 2×2×305-мм/45, 14×152-мм/45, 18×87-мм/50, 4×47-мм, 4×7,62-мм пул., 2×1×457-мм ТА. Запас топлива – 1600 т угля и 800 тонн нефти.

Collapse )
гражданская война на Украине

Сикорский: возвращение блудного гения – часть I.

Не умею я посылать нафиг людей которые мне симпатичны))) Поэтому в качестве ответа на вопросы – а что у тебя Сикорский уехал, страна же другая? А что он филиал открыл, там же у него все хорошо? А почему он не выпускает Си Кинги это же проще? - сделал полуальтернативную биографию Игоря Ивановича Сикорского. Полу потому что, по сути я опирался на реальные факты и фамилии, даже индексы машин оставил, только они не совсем те же что в РИ. Представляю первую часть до 1945 г.

Революцию Игорь Иванович встретил негативно, но оставался в Петрограде работая на РБВЗ, но вскоре все работы практически остановились. Производство лихорадили митинги и забастовки. В конце октября новое потрясение 25 октября 1917 года – большевистский  переворот, но из-за недостатка сил закончить его удалось только в Петрограде к 7 ноября, вскоре пала Москва. С этими товарищами Сикорский который был ярым монархистом уже совсем не хотел иметь ничего общего. Последней каплей стали слухи о заключении мира с Кайзером большевистским правительством, конструктор уже перестал верить, что что-то может поменяться, тем более для новой власти он был «контрой», со всеми вытекающими последствиями. Ехать на Юг который мог пасть под натиском немецких войск он не решился и Игорь Иванович принимает приглашение французского правительства продолжить работу на заводах союзников. Оставив молодую жену и только что родившуюся дочку Татьяну на попечении родных, он отправляется в Архангельск, от куда уплывает за границу.

Первая мировая война окончилась раньше, чем Сикорский успел построить французский вариант «Ильи Муромца». Во Франции работы больше не было, в Россию где в июнь 1918 было создано коалиционное правительство в которое вошли и часть большевиков он возвращаться не стал, он уже просто не верил слухам что новая власть отвернулась от террора, тем более по сути им принадлежала только часть территории центральной России. Не последнюю роль сыграла новость об расстреле царской семьи. В 1919 г . Игорь Иванович принимает решение переехать в США, где, как он считал, существует больше перспектив для тяжелого самолетостроения, но его надежды первое время не оправдались.

Только в 1923 г. ему удалось сколотить компанию русских эмигрантов, причастных к авиации, — инженеров, рабочих и летчиков. Они составили костяк учрежденной в Нью-Йорке маленькой самолетостроительной фирмы «Сикорский Аэроинжениринг Корпорейшн». О возвращении Игорь Иванович перестал думать, хотя информация о преобразовании в стране у него была, но он не видел возможности работать по указке свыше считая что оставшиеся в России инжинеры полностью лишены возможности творить. Даже то, что начиная с 1926 некоторые соратники начали возвращаться не поколебали его мнения, но все-таки Россия сама пришла к нему.

В 1930 году Сикорскому пришла просьба о продаже двух экземпляров его амфибии S-38 с возможной покупкой лицензии на ее производство и приглашение посетить страну для переговоров. Самолеты были проданы, но от поездки в непонятную ему новую Россию он отказался. Казалось что вопрос исчерпан, но через год его уже посетила целая делегация во главе с его учеником Поликарповым, разговор был деловой – самолет понравился, но требуется ряд доработок для использования его в Сибири в качестве транспортного и пассажирского и вообще было бы не плохо развернуть его производство сразу на месте. Можно было просто продать лицензию, а можно открыть филиал компании, по договору в аренду будут предоставлены производственные площади которые впрочем останутся под государственным надзором поскольку на крупный бизнес в стране госмонополия, но конструкторское бюро и производство будет полностью автономным в рамках законодательства.

Для принятия решения Сикорский все таки решил посетить Россию, что и было сделано в середине 1932 г, итогом стало создание конструкторско-производственного бюро как филиала фирмы «Sikorsky Aero Engineering Corporation» во главе с Николаем Гладкевичем, надо сказать что материнская компания United Aircraft and Transport Corporation относилась к идее скептически, но условиях Великой депрессии сопротивляться не стала. Для производства был выбран один из цехов национализированного предприятия общества «Аксай» в Ростове-на-Дону. Министерство промышленности за свой счет произвело переоборудование завода, а вот все расходы на бюро взял на себя Сикорский, осталось только подготовить производство по сути нового самолета. Оставаться постоянно в России Игорь Иванович не мог, будучи президентом крупной американской компании и по этому решили что разработка под новые требования будет проходить в Стратфорде, близ Бриджпорта (штат Коннектикут), а строительство и доработка уже в РФГ.

И.И. Сикорский в Ростове-на – Дону,1933 г.

Collapse )
гражданская война на Украине

Артём Драгунов. План Трампа....Сказка о пяти братьях и сёстрах.


Трамп разработал план урегулирования некоторых локальных конфликтов, в том числе и украинского и начинает активно его продвигать, уламывая на него ЕС.
Вот некоторые детали плана:
Украина федерализуется, признаёт потерю Крыма и принадлежность его России, оформляет это конституционно - взамен получает обратно Донбасс, и скидки на закупки ресурсов и особые отношения с ЕС и РФ, по сути заменяя Турцию.
Россия уступает Кубу, Венесуэлу, Иран, Сирию и региональное, получая взамен контроль над Средней Азией и Кавказом и частичный контроль над федерализованной Украиной.
Новые зональные контроли устаканиваются между штатами, ЕС, РФ, Лондоном и Китаем, остальных лишают право голоса.
По сути Трамп выступает за создание 5 континентальных Империй, поделив мир между ними.

Весь остальной мир предлагается поставить под совместный контроль и мониторинг.
Модель Трамп называет Пять братьев и сестёр, где штаты - самый старший брат, Китай - средний, Россия - младший.
Корону и ЕС Трамп считает сёстрами, в меру глупыми...

Остальных не считает даже членами семьи....

Самое интересное, что все братья в принципе согласны с подобной схемой, только старшим братом каждый считает только себя, даже если он - сестра....
__

И да. Не по теме.

Сталин, запуская индустриализацию - работал только с Рокфеллеровскими и их кругом..
По сути промышленность СССР создана штатами, не целиком, но в значительной части. Не только логистически, но и физически.
Заводы полностью строились, создавались в штатах, потом разбирались и перевозились в СССР, где их просто собирали как лего.
И ГАЗ и Сталинградский тракторный и многие другие. Некоторые вообще целиком и с нуля - американские.
По сути, франшиза, франчайзинг, как массовое явление - создано именно Фордом, которого считали выдающимся организатором и логистиком почти все его современники.

Ротшильды и их круг как правило работали в Европе, в Китае, в Юговосточной Азии и отчасти в Южной Америке и Южной Африке.

Самое интересное, что тенденция сохранилась до наших дней.
https://artemdragunov.livejournal.com/5351926.html