alternathistory (alternathistory) wrote,
alternathistory
alternathistory

Categories:

Первый удар (начало)

Предлагаю вашему вниманию военно-морскую альтернативку времен 30-х годов. Несмотря на то что художественно она написана с явными элементами стеба, тактико-техническая ее сторона практически безупречна, так же как и язык. Очень весело, я рекомендую. Взято с ВИФа.
Боевые корабли РККФ на 1933 год

Примечание. Необходимо мне сразу сделать пометку о правдоподобности «Первого удара». Да, Троцкий имел реальные шансы придти к власти в СССР (см. подробности здесь). Да, Троцкий, выступал за создание мощного краснознаменного флота (и авиации) способного бороться с империалистическими флотами — и наверняка бы авиаматки пролонгировал. Но вряд ли даже у СССР Троцкого получилось бы построить авианосцы к 1933 году, и вообще подготовить достаточно боеспособный флот — времени на это попросту не хватит (в сороковых годах появление краснознаменного авианесущего флота уже возможно, но не раньше).
Советских авианосцев к 1933 нет, но разве это что то меняет в плане победы над нацистами в начале тридцатых? Троцкий бы все равно пришел на помощь рабочему народу Германии, избавив его от фашизма. И скорее всего для осуществления этого не было нужды даже привлекать красную армию. Для прихода к власти в Германии к 1933 году просоветских сил Тельмана было вполне достаточно умелых, объединенных и согласованных действии Ротфронта, при всецелой поддержке троцкистского Коминтерна. И вмешиваться в эти события с помощью военной силы — ни Англия, ни Франция (с их сбитым первой мировой войной боевым пылом) с большой долей вероятности не станут, и в случае применения РККА, и тем более если захват коммунистами власти в Германии пройдет без посильного содействия красной армий. Также необходимо, пожалуй, отметить что вполне вероятно, что после победы в борьбе за власть, Лев Давидович не станет занимать обязательно официально-главный пост в государстве (вроде — генерального секретаря), ибо он никогда не хотел быть именно первым лицом государства, и тем паче диктатором. Более вероятно что Троцкий посадил бы на пост генерального секретаря своего преданного ставленника, а сам остался на светской должности —  председателя Совнаркома (прошу заметить должности ленинской). Или вообще придумал бы для себя должность Президента. Лев Давидович — он такой выдумщик был.

Ну да, ладно, закончу свое вступление. Итак…



ПЕРВЫЙ УДАР

Антон Птибурдуков

1.

— Джентльмены, — произнес вице-адмирал сэр Ричард Норбрук, обращаясь к младшим флагманам и командирам кораблей своей эскадры, собравшимся в уютном адмиральском салоне Корабля Его Величества «Нельсон», — мне нет нужды особо останавливаться на политической ситуации. Она вам известна. Восстания большевиков в Германии, Испании и Латвии ввергли эти страны в состояние полной анархии и поставили под угрозу цивилизацию, собственность и законность. Гамбург и Киль уже в руках красных, по всей Германии идут их бои с националистами. Поляки под предлогом борьбы с большевиками ввели войска в Данциг и в настоящее время фактически находятся в состоянии войны со всеми германскими фракциями. Мемель захвачен взбунтовавшимися немцами. Во Франции беспорядки. Поступают сообщения о крупной концентрации русских большевистских войск на границе с Польшей и Балтийскими странами, над Ригой летают русские аэропланы. По всей Советской России идет мобилизация. Можно с полной уверенностью сказать, что большевистские армии вот-вот вторгнутся в Польшу, Латвию, Литву, и, видимо, Эстонию с целью социализировать эти страны и проложить дорогу на помощь немецким красным. Последние подстрекательские воззвания Коминтерна и речи московских комиссаров говорят сами за себя. Нет нужды говорить, что какая угроза нависнет над всей культурной Европой и над европейским равновесием, если Польша и Германия попадут в руки большевиков. Правительство Его Величества полно решимости этого не допустить и дало мне соответствующие инструкции. Мы здесь, джентльмены, чтобы бросить на весы мощь нашей Империи и зажечь перед большевиками красный свет. Британский лев должен снова рыкнуть, как в 1919 году.

Адмирал Норбрук прервался и подошел к открытому иллюминатору. Не по-северному яркое солнце заливало рейд Копенгагена, ослепляя до рези в глазах после полумрака салона «Нельсона». Серые громады линейных кораблей Флота Метрополии отчетливо рисовались в прозрачном воздухе на фоне башенок и шпилей старого города. У стенки порта было заметно столпотворение торопливо бункерующихся «алфавитных» эсминцев. Слева весь вид загораживала стоящая всего в паре сотен ярдов от «Нельсона» сундукоподобная махина корпуса «Фьюриеса», на котором происходила оживленная беготня, сопровождаемая звуками дудок и лязгом подъемников.

— Джентльмены, — продолжил адмирал, — наша задача состоит в ликвидации любой активности большевиков на море и обеспечении свободы морей на Балтике. Наше господство на море является ключевым фактором поддержки независимости Балтийских стран и Польши. Свободная Польша представляет собой несокрушимый бастион на пути большевистской орды в Европу, поляки это уже доказывали. Поэтому мы должны быть готовы уничтожить любые корабли большевиков, которые показались или посмеют показаться в море западнее Ревеля. Я имею на это все полномочия. В случае необходимости я атакую их прямо в Кронштадте. Формального объявления войны не будет, да, похоже, сами комиссары в нем и не нуждаются. Мы должны действовать так, как действовал сэр Горацио в этом самом месте в свои самые славные годы.

Норбрук жестом пригласил собравшихся в салоне офицеров обратиться к расстеленной на столе карте:

— Как вы знаете, джентльмены, красный флот уже вышел в море. По сведениям кэптена Мэллоу, подтвержденными финнами, основные силы Балтийского флота большевиков сейчас сосредоточены в Финском заливе у Гогланда. По всей видимости, они готовятся к нападению на Ревель или Ригу. Наше присутствие здесь гарантирует от русских вылазок к Данцигу или Килю, однако для пресечения бесчинств большевиков на море восточнее я намерен завтра же около полудня выступить сперва к Данцигу и Мемелю, а потом к устью Финского залива и затем крейсировать между Стокгольмом и Даго. Отряды эсминцев во главе с крейсерами будут выделены в Ригу и Ревель, в Либаве уже находится кэптен МакНайти. В течение недели ожидается прибытие «Эребуса», «Террора», шлюпов, тральщиков и СМВ.

Коммодор Ньюмэн своими легкими силами произведет разведку сосредоточения сил большевиков в Финском заливе, заодно продемонстрировав им наш флаг и наше присутствие. Пусть трепещут. Основные задачи разведки и наблюдения за флотом красных возлагаю на авиацию с авианосцев, эстонцы и финны также окажут содействие своими аэропланами. 2-я флотилия подводных лодок будет развернута в Финском заливе с задачей искать и топить большевистские суда. «Рэйнбоу» уже на позиции у Ревеля, L-53 — у Ганго.

Адмирал продолжал:

— Конечно, большевики в последние годы активно работали над созданием своего флота. Два их линкора не представляют для нас никакой проблемы — если мы их встретим, то это будет приятная возможность провести учебную стрельбу по мишеням. Но выстроенные русскими в последние годы подводные лодки и четыре авианосца, перестроенные из недоконченных линейных крейсеров типа «Измаил» и из линкора «Полтава», могут составить определенную угрозу. Однако совершенно невероятно, чтобы большевики были способны эффективно использовать эти силы. Все мы помним, как жалко они действовали против эскадры сэра Коуэна. Русские никогда не отличались большими способностями на море, и вряд ли под руководством евреев они смогут добиться большего. После ликвидации старого офицерского корпуса, аристократии и германского элемента их флот, руководимый неизвестно откуда взявшимися комиссарами, представляет убогое зрелище с точки зрения подготовки личного состава. Фанатическое увлечение односторонними тактическими воззрениями, вроде преувеличения роли авиации, подводных лодок, СМВ и Бог еще знает чего представляет собой наглядное свидетельство незрелости командования красного флота.

Конечно, Советы добились ощутимого прогресса в авиации, но, как докладывает кэптен Мэллоу, их летчики наспех выпекаются из деревенских парней, а бегство после начала германских беспорядков немецких офицеров из Липецка и Острова и конструкторов «Юнкерса» из Москвы, скорее всего оставило красных без надлежащего руководства в области воздушных сил. В любом случае, у нас есть «Фьюриес» и «Корейджес», которые одни стоят половины большевистских ВВС. Черт возьми, если мы не надерем им задницу и не продемонстрируем превосходство нашей расы!
Перейдем к конкретным вопросам, господа, — произнес Норбрук

2.

Небольшая островная надстройка авианосца «Третий Интернационал» содрогалась от сильнейшей вибрации работающих почти на полную мощность машин корабля. Низкорасположенные бортовые трубы, изогнутые вниз, изрыгали густые клубы дыма, не успевавшегося рассеяться и жирной струей стлавшегося вдоль борта. На мостике воняло копотью, и этот запах не мог унести даже мощный встречный морской ветер вперемешку с брызгами.

Начальник Морских Сил Балтийского Моря Исаак Ройтман стоял, крепко вцепившись в поручни мостика и, наслаждаясь смесью бьющего в лицо воздуха пополам с дымом, оглядывал корабли Воздушно-Морской Эскадры МСБМ, несущиеся на юго-запад. Три большие авиаматки шли строем фронта, по траверзу левого борта «Третьего Интернационала» резал волны «Советский Союз», а по правому борту оставлял длинный дымный шлейф «Знамя Октября». Позади, натужно стараясь не отстать от быстроходных бывших «Измаилов», изо всех сил выжимал полный ход авианосец «Фрунзе». За ним за горизонтом виднелись дымы бригады линкоров. Впереди тройки больших авианосцев шла завеса легких крейсеров — «Совнарком», «Рот Фронт», «Советская Россия», а вокруг зарывались носом в волны многочисленные «новики» охранения. Воздух был наполнен гулом и трескливым грохотом многочисленных авиационных моторов от барражирующих в воздухе и только готовящихся взлететь с палубы «Третьего Интернационала» самолетов. Разведчики и истребители беспрестанно садились и взлетали с палуб авиаматок.
Ройтман повернулся к стоящим за его спиной начальнику Воздушно-Морской Эскадры Фишману, командиру корабля Лозовичу и представителю ЦК партии Карлу Шродеку и восторженно воскликнул:

— Вот это идем, а?! Хорошо идем! Похоже, проскочили ночью Финский залив так, что ни финны, ни эстонцы даже не смогли ничего толком заметить!

Вот уже час Воздушно-Морская Эскадра 21-узловым ходом шла от Уте мимо Готланда в южную часть Балтийского моря. Только что взошло солнце. Несмотря на сильный западный ветер, на небе было ни облачка.

Начальник штаба Эскадры Петров, старорежимно поминутно поправляя пенсне, начал докладывать собравшимся обстановку. Английский флот в составе пяти дредноутов и двух авиаматок, по сообщениям английских и датских товарищей, вышел вчера из Копенгагена, и сегодня ночью крейсировал у Данцига. Утром его наблюдал наш гидросамолет, вылетавший из Лодейного Поля. У британцев восемнадцать шестнадцатидюймовых и двадцать четыре пятнадцатидюймовых орудия, на авиаматках, судя по справочнику, должны находиться двадцать четыре истребителя, столько же разведчиков и тридцать шесть торпедоносцев. Имеются восемь крейсеров и не менее двух флотилий эсминцев, замечены большие подводные лодки. Какие-то их крейсера уже находятся в Либаве и Виндаве. Точные намерения интервентов неизвестны, но, как полагает штаб Эскадры, английский флот должен проследовать ко входу в Финский залив, где займет угрожающее положение по отношению к МСБМ.

— Полагаю, что в течение ближайших одного-двух часов воздушные разведчики Эскадры обнаружат английские силы, — заключил Петров, — если верно наше мнение, что англичане идут навстречу нам, то, видимо, мы сближаемся со взаимной скоростью не менее 35 миль в час. Поскольку наше движение навстречу для них, скорее всего, является неожиданностью, то предлагаю, не упуская времени, тотчас начать готовить ударные отряды к вылету с целью немедленно после обнаружения навалиться на англичан всей массой авиации.

— Если, конечно, директива Реввоенсовета о первом ударе по интервентам остается в силе, — сказал Петров, косясь на Шродека.

— Приказы ЦК партии и РВС Республики четки и ясны! — фальцетом закричал в ответ Шродек, похожий на затянутую в кожанку небольшую обезьяну, — Я знаю, что вы, морские военспецы, преклоняетесь перед вашими любимыми англичанами, но мы, большевики, чужды этих ваших религиозных предрассудков! На кону стоит судьба европейской революции и европейского пролетариата. И мы должны нанести удар в самое сердце главной силы европейского империализма — Англии. Удар смелый, сильный, решительный и беспощадный! И удар первый! Если наш флот слабее их, то тогда тем более мы обязаны бить первыми!

— Не должно быть никаких сомнений, что мы, красвоенморы и красвоенлеты, выполним порученное нам ответственнейшее задание, — миролюбиво заверил Шродека Ройтман, — товарищ Фишман, приведите авиаотряды в готовность номер один к
вылету.

Всего несколько мгновений спустя на сигнальных фалах «Третьего Интернационала» затрепетал флаг «Аз», немедлено отрепетованный на других авиаматках. Палуба авианосца заполнилась людьми в грязных голубых рабочих комбинензонах, оттаскивающих одни самолеты к краям полетной палубы и выкатывающих другие с лязгающих самолетоподъемников. Бортовой оружейный подъемник начал подавать тележки с торпедами, немедленно развозимые группками матросов к выстраиваемым в плотные ряды аэропланам, у которых другие техники раскладывали коробки крыльев.
В это самое время запыхавшийся краском взлетел по трапу на мостик с бланком радиограммы в руке. Ройтман развернул бумагу.

— Товарищи! Это донесение орденоносца Свержевского со «Знамени Октября». Он видит противника! Английская эскадра у Мемеля на 56-й параллели и идет на север!

3.

Главные силы Флота Метрополии утюжили Балтийское море. В кильватерной колонне двигались курсом на север линейные корабли «Нельсон», «Родней», «Бархэм», «Вэлиант» и «Куин Элизабет», сопровождаемые с каждого борта полуфлотилией эсминцев. За линкорами шли оба авианосца, «Фьюриес» и «Корейджес». Параллельно главным силам зигзагировал возглавляемый «Линдером» отряд легких крейсеров типа «С», составивший соединение «F». «Каир» с флотилией эсминцев образовывал шнырявшие по курсу соединения разведывательные силы, корабли которых то и дело кидались для опроса навстречу попадающимся пароходам.

Вице-адмирал Норбрук сидел в кресле на адмиральском мостике, выслушивая доклады офицеров. Лейтенант-коммандер Браун резюмировал последние радиограммы:

— Анархия в Германии усиливается, в Берлине идут бои между большевиками и национальными элементами. Местонахождение президента Гинденбурга неизвестно. Большая часть немецких портов в руках красных. В Киле коммунисты вчера сожгли почти законченный новейший броненосец «Дойчланд». Команды «Гессена» и крейсера «Лейпциг» взбунтовались и увели свои корабли в Карлскрону. Немецкие большевики завладели несколькими многомоторными самолетами и постоянно бомбардируют с них стоящий у Рюгена правительственный флот адмирала Редера, однако без каких-либо результатов. По сообщению одного офицера штаба Редера, руководство этой красной авиацией осуществляют присланные из России эмиссары, а также перебежавший на сторону большевиков офицер рейхсвера Кессельринг.

— Видимо, не так уж много им помогли эти московские эмиссары, — хмыкнул Норбрук.
Браун перешел к событиям в Латвии.

— Рига вчера полностью перешла под контроль большевиков, в городе, как сообщают, происходит избиение состоятельных классов. Русские части перешли границу и совместно с местными красными распространяются по всей территории. По донесению кэптена МакНайти, банды появились уже в окрестностях Либавы. Также, по его сведениям, к Либаве движутся крупные массы русско-советской кавалерии с танкетками. Бежавшее в Либаву латвийское правительство взывает о помощи. МакНайти запрашивает инструкции, сэр. В случае если ему будет дана санкция, он использует корабельную артиллерию для предотвращения захвата Либавы. Он также рекомендует подвергнуть бомбардировке с воздуха палубными самолетами русско-советскую кавалерию.
Однако главной новостью стало известие о том, что большевистский флот ночью прошел Финский залив и вышел в Балтику.

— Финны подтверждают это, сэр, — сообщил Браун, — кроме того двадцать минут назад получена радиограмма от шведского парохода, что он видит много русских кораблей и аэропланы на широте Стокгольма.

— Какова их цель? — спросил адмирал, обращаясь, скорее, к самому себе, — Либава? Польша? Германия? Флот Редера?

— Сэр, нельзя недооценивать эту угрозу, — вмешался офицер оперативного управления коммандер Барлетт, — у красных на кораблях может быть более двухсот самолетов. Предлагаю держать в воздухе звено «Нимродов», а еще по два звена истребителей в постоянной готовности на каждом авианосце. Кроме того, необходимо выслать воздушную разведку вплоть до Аландов.

— Меня гораздо меньше беспокоят красные на аэропланах, чем красные на суше. Разумеется, вышлите по одному «Фейри-III» с каждого авианосца на север, — распорядился Норбрук, — еще звено пошлите к Либаве. Что касается истребителей — разрешаю, но избегайте загромождения верхних полетных палуб. Вряд ли русские осмелятся первыми напасть на Королевский флот, они не самоубийцы. Подготовьте по эскадрилье «Райпонов» с каждого авианосца для бомбардировки большевиков у Либавы. После этого займемся их флотом. Я намерен сблизиться с ним на дистанцию действительного артиллерийского огня, взять на сопровождение и потребовать немедленного возвращения в Кронштадт. В случае отказа — линкоры и эсминцы сделают свое дело. Задачей наших самолетов в этом случае будет позаботиться, чтобы противник не сбежал и «притормозить» их быстроходные корабли. В любом случае, у нас есть большая фора перед красными — в отличие от них, мы готовы ударить первыми на море, и мы не побоимся ударить первыми!

4.

Авиаматки Воздушно-Морской Эскадры разворачивались против ветра, «Фрунзе» вышел на траверз «Советского Союза». На палубах, забитых самолетами, кипела работа. Эсминцы, выполняющие роль спасательных кораблей, шли в кильватер на короткой дистанции от каждого авианосца. Перед самым стартом на всех кораблях состоялись краткие митинги.
Военморы, военлеты и командный состав «Третьего Интернационала» столпились между аэропланами у корабельного «острова», на котором был вывешен большой портрет Генерального секретаря. Обращаясь к собравшимся, Карл Шродек что есть силы кричал с мостика:

— Товарищи! Краснофлотцы и командиры! Красвоенлеты! Английский империализм совершил новое чудовищное преступление! Несколько часов назад английские корабли и самолеты обрушили бомбы и снаряды на головы наших братьев — восставших латышских рабочих! Руки империалистических мерзавцев Болдуина и Черчилля обагрены новой кровью пролетариев! Но флот британских капиталистов явился в Балтийское море не только для убийств германских и латышских революционеров! Главной целью наглых английских империалистических собак является Советский Союз, ею является Ленинград, ею является Кронштадт, ею является наш Красный Балтийский флот! Европейская буржуазия знает, что для того, чтобы остановить триумфальное шествие мировой революции нужно задушить ее оплот, первое в мире государство рабочих и крестьян! То, что не удалось совершить в 1919 году, английские интервенты, подстрекаемые и руководимые все тем же Черчиллем, хотят совершить сейчас! Товарищи! Смертельная угроза нависла над нашими завоеваниями! И мы не будем ждать, пока бронированная рука авангарда новых Кавеньяков схватит нас за горло! Товарищи! Мною получен приказ Реввоенсовета СССР нанести первый уничтожающий удар по флоту взбесившейся буржуазии!

Бурное ликование охватило всех на палубе и мостиках.

— Товарищи! — продолжал кричать Шродек, — пусть знает весь мир, что сегодня Советская республика не та, что была в 1919 году! Мы разгромили и изгнали интервентов почти одними голыми руками, а теперь, когда советские рабочие создали могучую сухопутную, морскую и авиационную технику, мы нанесем по европейскому капиталу удар такой силы, от которого буржуазия уже никогда не оправится! Мы с вами видим гордые корабли-авиаматки, созданные под мудрым руководством ленинского ЦК нашей партии! Еще совсем недавно проникшие в руководство партии перерожденцы-бонапартисты и сторонники право-шовинистического уклона утверждали, что все это невозможно! Термидорианцы и правые оппортунисты отвергали перспективы мировой революции, болтая чушь о том, что социализм якобы можно построить и в одной стране! Отражая интересы нэпманства и кулачества, они ратовали за «мирное сосуществование» с империалистическими хищниками! Все мы помним, как ими протаскивались идеи о ненужности создания могучей Красной Армии и сильного Красного Флота! О том, что нам нужна только оборона и что на море можно будто бы вести некую «малую войну» одними только глиссерами! Подбрасывались фальшивые дискуссии о том, нужен нам флот морской или флот воздушный! Партия наголову разгромила термидорианцев-перерожденцев и правых уклонистов, очистила свои ряды от бюрократических искривлений и нэпманской агентуры! ЦК и Реввоенсовет под мудрым руководством товарища Генерального секретаря дали четкую линию военного строительства, твердо определив значение Красного Флота как главного оружия борьбы с ведущим английским центром мирового империализма! Не флот воздушный, и не флот морской, а флот и воздушный, и морской! Синтез воздушной и морской силы в виде флота кораблей-авиаматок! Таков диалектический материализм военного строительства! Наша Воздушно-Морская Эскадра является высшим достижением передовой марксистской социалистической мысли в военном деле! Воздушно-морские силы товарища Ройтмана на море, бомбардирочные силы товарища Алксниса в воздухе, механизированные войска товарища Калиновского на суше — вот непобедимый кулак победившего в СССР пролетариата! Вот те новые формы борьбы, которые сотрясут мир капитала и повергнут в прах армии империалистов!

— Товарищи! — Шродек почти задыхался, — настал день и час, когда все мы должны оправдать высокое доверие, оказанное нам партией большевиков и всеми трудящимися Страны Советов! Каждый должен выполнить свой долг! Да здравствует Советский Союз! Да здравствует мировая революция! Смерть мировой буржуазии!!

По корабельной трансляции грянул «Интернационал». Спустя еще минуту взбудораженные летчики и техники наперегонки бросились к самолетам. Взревели сразу десятки моторов, сильнейший ветер от множества воздушных винтов заставил всех находящихся наверху вцепиться в леера и тросы. Командир авианосца Лозович дал отмашку, на мачте взвился флаг «Буки». Начальник палубной команды взмахнул ручным семафором, и первый биплан-торпедоносец ТБР-1С (торпедобомбовоз-разведчик, первый, складной), грохоча колесами по дощатому настилу и все более ускоряясь двинулся к носовому срезу полетной палубы. Мгновение, просадка — и ярко-красный самолет начальника Воздушных сил Воздушно-Морской Эскадры Якова Валдиса с крупной белой надписью «ВЦИК» на борту и хорошо видимой подвешенной торпедой оказался в воздухе. Громкое «Ура!» всего экипажа корабля разнеслось над волнами. За самолетом Валдиса непрерывной вереницей последовали остальные аэропланы. Палубная команда встречала каждый старт восторженными криками. За выпущенными в первую очередь в воздух торпедоносцами последовали корабельные истребители И-7К. Видно было, как точно также стартовали машины и на других авианосцах.

На мостике начальник Эскадры Фишман докладывал Шродеку и Ройтману о своем решении на атаку:

— На каждом из трех больших авианосцах мы имеем по торпедоносной и по истребительной эскадрилье по тридцать одному самолету. На каждом корабле сформированы три ударные группы по девять торпедобомбовозов и по шесть истребителей. «Фрунзе» формирует две такие группы. Все торпедобомбовозы несут по фиумской торпеде. Истребители пойдут впереди каждой группы, их задача — не только прикрывать торпедоносцы от атак неприятельских самолетов, но и штурмовкой по кораблям противника проложить дорогу торпедоносцам. Это опасно и рискованно для наших героев-истребителей, но мы должны сделать все, чтобы обеспечить поражение врага торпедами.

— Группы стартуют поочередно, — продолжал Фишман, — таким образом, по условиям времени взлета создаются три ударные волны. Первые две составят по одной ударной группе от каждой из четырех авиаматок, третья волна составит только три группы, поскольку на «Фрунзе» для нее уже не хватит самолетов. В первой волне идут также командиры всех торпедоносных и истребительных эскадрилий и лично товарищ Валдис. Товарищ Остроухова, находящаяся на «Фрунзе», по ее личной просьбе возглавит вторую волну. В итоге первый удар наносят сорок один торпедобомбовоз и двадцать восемь истребителей. Вторая волна составит тридцать шесть торпедобомбовозов, двадцать четыре истребителя и самолет товарища Остроуховой, третья волна — двадцать семь торпедобомбовозов и восемнадцать истребителей. Остальные самолеты составляют резерв, ведут разведку и остаются для охраны Эскадры. К сожалению, как видите, отправка «Диктатуры Пролетариата» в прошлом году на Черное море несколько уменьшила наши ударные возможности.

— Я всегда был против этого и считал, что все четыре «Измаила» надо держать вместе, в едином кулаке. Я ставил этот вопрос перед ЦК и Реввоенсоветом, но к моему мнению не прислушались, — заявил Ройтман.

Шродека передернуло:

— Не занимайте местническую позицию! ЦК решает, исходя из общегосударственных соображений. Оборона хлеборобного юга страны тоже чрезвычайно важна. Мы все знаем о планах англичан и французов предпринять интервенцию и на Черном море. Не забывайте также о роли итальянских фашистов. Если это произойдет, то авиаматки Морских Сил Черного Моря должны будут нанести сокрушительный удар по врагу прямо в Босфоре! Одной «Демократии» и тихоходного «Комсомольца» для этого будет явно недостаточно. Здесь же, я уверен, наши славные летчики и так справятся с поставленными задачами!

Фишман продолжил доклад:

— Целью первой волны назначены два самых больших английских линкора типа «Нельсон». Для второй волны целями будут три других линкора, а в случае необходимости — и добивание обеих «Нельсонов». Третья волна в зависимости от обстоятельств атакует английские авианосцы или уцелевшие линкоры. Штаб рассчитывает, что все будет решено уже в первом ударе, но в случае необходимости вылеты придется повторить. На время атак наша бригада линкоров, бригада крейсеров и эсминцы образуют завесу к югу от авианосцев на случай возможных атак легких сил противника. Кроме того, эти корабли в случае необходимости отвлекут вражеские самолеты с авианосцев противника, а также составят своего рода цепь постов ВНОС. Наконец, как нам сообщили, наша атака будет поддержана налетом на британский флот двух тяжелых бомбардировочных бригад ВВС и нашей 2-й морской тяжелой бомбардировочной бригады. Согласно только что полученной радиограммы, — сообщил Фишман, — самолеты всех этих трех бригад уже в воздухе.

— Руководство Эскадры твердо уверено в успехе нашего предприятия, — заверил в завершение Фишман, — враг будет потрясен и сокрушен!

Вновь взревели моторы, на старт пошли первые машины второй волны. В это время барражирующие в зоне ожидания на кораблями Эскадры отряды самолетов первой волны начали перестраиваться в походный порядок и, покачав крыльями восторженно приветствующим их морякам, устремляться на юг.

5.

Умиротворяющее мягкое мерное гудение вентиляторов на адмиральском мостике в башенноподобной надстройке «Нельсона» было нарушено визгливым скрипом бронированной двери. Находящиеся на мостике дружно обернулись. Вошедший флагманский офицер связи Весткотт быстрым шагом прошел к сидящему в своем кресле нахохлившемуся вице-адмиралу Норбруку.

— Сэр, наши радисты своими приборами перехватили радиопередачу русского самолета. Он крутится где-то рядом и открытым текстом на русском языке передает наши координаты. Тони Рейборн говорит, что этот сукин сын трещит в эфире уже минимум полчаса, но мы долго не могли засечь.

— Что же, если большевики осведомлены о нашем присутствии, то тем лучше, — проговорил Норбрук, не выпуская изо рта папиросу, — мы и не ставим целью скрывать наше присутствие здесь, дженльмены. Наша задача — политическая, гордо нести нести в этих морях флаг Святого Георгия и продемонстрировать всем здешним народам и правительствам волю правительства Его Величества к пресечению беспорядков и агрессии и к восстановлению мира, порядка и законности. Надеюсь, большевики сами поймут, что если идёт Королевский флот, то значит красным лучше всего убраться в свои щели. Для их же собственной безопасности.

Адмирал был прерван ревуном боевой тревоги. На мостике мгновенно сгустилось напряжение. Один из офицеров снял трубку телефона внутрикорабельной связи:

— Сэр, обнаружены большие самолеты по курсу 130!

С идущего концевым линкора «Вэлиант» взлетел целый букет белых сигнальных ракет, обозначая целеуказание находящемуся в воздухе дежурному звену истребителей. И вслед за тем «Вэлиант» первым открыл огонь из своих четырехдюймовых зенитных орудий.


(продолжение)



Балкон и лоджия одни из первых мест которые подвергаются ремонту и модернизации практически в любой квартире. Если вы хотите что бы вам сделали классный балкон под ключ в Киеве то компания «Вalkon-UA» как раз и занимается именно такой работой.

Вы знаете как заработать копирайтингом, и вообще что такое копирайтинг и кто такой копирайтер? Если нет, то на страницах этого сайта вы узнаете всю необходимую информацию по этому бизнесу в сети. И ознакомившись с ней можете сразу начать работать и зарабатывать не отходя от своего компьютера.

Рейтинг блогов

Tags: альтернативная история
Subscribe

promo alternathistory february 18, 2013 17:23 23
Buy for 20 tokens
Глядя на эти машины, первое, что приходит в голову, это наш танк КВ-2. Но скорей всего создатели САУ держали в голове не КВ-2, а совсем не похожие на эти танки, но тоже наши – ИСУ-152. Точнее их удачное применение. Не для кого ведь не секрет, что мощная 152 мм пушка наших САУ очень удачно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment