alternathistory (alternathistory) wrote,
alternathistory
alternathistory

Category:

Какой могла стать вторая советско-польская война и к чему бы это привело

Вторая советско-польская война

Эта альтернатива о нехорошем. О войне. Точнее не о собственно войне, а о тех политических коллизиях, что к ней могли бы привести и чем бы всё это, могло обернуться.

Не будет преувеличением сказать, что такая война стала бы при определённых обстоятельствах апофеозом английской политики направленной на срыв «Восточного пакта».
Но, начать придётся издалека.
Все помнят «отца-основателя» Республики Польша Юзефа Пилсудского. Он стоял у истоков польского государства (создателем которого, практически и дипломатически была Франция), и как умел «рулил» страной пользуясь своим непререкаемым авторитетом. Экономические и внутриполитические проблемы вынудили его уйти в отставку, но он вернулся и не просто вернулся, а совершив в стране настоящий военный переворот и обретя при этом диктаторские полномочия. Прихватизировав «силовые структуры», и даже на какое-то время функции главы исполнительной власти, он в том же 1926 году «скромно» выдвинул кандидатуру своей марионетки Мосицкого на должность президента страны, оспорить которую никто не решался даже после смерти самого Пилсудского, вплоть до самого начала войны. Да и кому было её оспаривать, если последние политические оппоненты Пилсудского, не уничтоженые сразу, были собраны для медленного уничтожения в назидание другим – гипотетическим в специализированный политический концлагерь, созданный специально для этой цели в 1934 году?
Его известная своей безграничностью русофобия имела под собой историческое обоснование – Польша и Россия никогда мирно не уживались, а после событий 17 века и возвышения России, у Польши против неё уже не было ни единого шанса.
Понимая это, Пилсудский делал всё что мог, чтоб надёжно изолировать Россию (советскую – не советскую – какая на фиг разница для патологических русофобов?), и никогда не отказывался от извечных польских планов разбухания своей странишки, в т. ч. и за счёт России.
Воссоздание Речи Посполитой в границах её максимального могущества было единственной «стратегической» мечтой Пилсудского. Причём даже это вовсе не предполагало мирного характера сего гособразования. Свою мечту он считал бы сбывшейся полностью, только если бы Россия как государство перестала существовать, а русский народ перестал бы быть русским народом, ибо по его представлениям, само существования России и русских несло в себе постоянную и смертельную угрозу для Польши…
Впрочем, мечты мечтами, а на практике, Пилсудский старался проводить более-менее реалистичную политику «ожидания своего часа», отлично представляя себе политические расклады, когда хапать чужое можно, а когда лучше поостеречься, сохраняя уже захапанное.
Особенно его беспокоили «приобретения» Польши от 20-го года, когда РП захватила и сумела удержать земли значительно восточнее «Линии Керзона» – официально утверждённой советом Антанты восточной границы новообразованной Польши, чётко разделявшей земли этнических поляков и земель украинцев и белорусов. Но железобетонная поддержка Франции, надеявшейся на создание Польши очень большой и очень сильной, способной играть роль восточного фронта против Германии вместо развалившейся Российской Империи, давали Пилсудскому полный карт-бланш для любых авантюр на Востоке. И пилсудчики этим карт-бланшем воспользовались ровно настолько, насколько хватило ресурсов их новообразованной страны, бешеной собакой кидавшейся на всех своих восточных соседей, урвав по куску и у Украины, и у Белоруссии, и у Литвы. Если бы СССР оказался чем-то нежизнеспособным и склонным к распаду, можно не сомневаться, Польша продолжила бы свою экспансию, ибо это было её столбовой политикой. Но, к началу тридцатых, СССР реально окреп, получил признание большинства ведущих держав (кроме САСШ) и уж конечно не забыл о незаконных польских «приобретениях» от 1920 года.
Польские обыватели могли сколь угодно долго пребывать в дурмане самообмана касательно военных возможностей своей страны (на этот счёт многие поляки до сих пор неисправимые «оптимисты»), но Пилсудский, будучи прожжённым реалистом как-то в беседе с немцами обронил: «Польша не может без конца стоять на своей восточной границе с примкнутым штыком», что означало крайнюю обременительность для польского государства – её вечно пустой казны, потуг содержать армию, способную хотя бы на минимальном уровне обеспечивать безопасность этой самой границы перед лицом стремительно растущей в 30-е годы мощью СССР.
Именно поэтому Пилсудский пошёл на подписание с СССР в 1932 году торгового договора и пакта о ненападении.
Но, ему было чего опасаться и на западе. Если до прихода Гитлера к власти, Польша была под надёжным французским крылом, то резкое возвышение Гитлера, не скрывавшего своих восточных устремлений, вселило в поляков весьма панические настроения.
Об этом сейчас не говорят, но на одном широкоизвестном сборище германских промышленников 20 февраля 1933 года, поддержкой которых Гитлер пытался заручиться чтоб обрести власть, он высказывал совершенно удивительные вещи.
Не отрекаясь, а наоборот подтверждая свои стратегические восточные устремления («Россия и её верноподданные периферийные государства»), на ближнюю перспективу, Гитлер ОБЕЩАЛ крупному бизнесу сохранение нормальных отношений с СССР ради обеспечения имеющегося огромного торгового товарооборота между нашими странами (в чём промышленники были кровно заинтересованы) и обещал жирные военные заказы во имя возвращения утраченных Германией земель, прежде всего от соседних стран, через которые собственно и лежал путь к границам СССР. А это – в числе прочих (если не первой) и была Польша!
И в том же 1933 году Гитлер стал-таки лидером Германии. Сперва, под престарелым президентом Гинденбургом, а после кончины последнего, фактически её единоличным диктатором.
Учитывая, что Англия, в отличие от Франции, отказалась гарантировать нынешние границы Польши, как и восточную Границу Германии, Пилсудский, отражая панические настроения в польской элите, немедленно обратился к Франции с требованием использовать все инструменты в т. ч. военную интервенцию для устранения Гитлера и национал-социалистов от власти в Германии. Мерзавец конечно, но чуял где запахло жареным!
Но, Англия, как обычно, заинтересованная в мощном немецком противовесе Франции как безусловному евролидеру,  ни о чём подобном и слышать не хотела, а Франция в одиночку против Германии (даже в то время абсолютно беззащитной) могла воевать исключительно нотами протеста (и ввод немецких войск в Рейнскую область это блестяще подтвердил). Кроме того, французы не сильно доверяли полякам, постоянно заигрывавшим с немцами и даже выпроводившим из страны в 1932 году французскую военную миссию, которая и была обязана координировать взаимодействие французских и польских вооружённых сил ежели что...
Сказать что Пилсудский этим отказом был сильно разочарован, значит ничего не сказать. Он был в ярости, на которую французам, уверенным, что поляки им по гроб обязаны самим существование Польши, было глубоко плевать.
А вот Гитлер, в своей речи от 2 марта 1933 года в Шпортпаласте уже ни о каких иных врагах Германии кроме СССР не упомянул. И это уже была речь не неуверенного претендента на власть, но диктатора, который сделал свой выбор. И его поддержали! 24 марта рейхстаг наделил Гитлера чрезвычайными полномочиями.
Прямым следствием этого спектакля, стал визит польского посланника в Берлине Высоцкого, к Гитлеру с личным посланием от Пилсудского, получившего от фюрера его самые сердечные уверения в миролюбии Германии  по отношению к Польше. В итоге, перестав вдруг бояться немцев, и с подачи англичан, которые всеми силами стремились не допустить создания в Европе профранцузского антигерманского «Восточного пакта», Польша начала искать другие варианты для обеспечения собственной безопасности. А вариантов было не много. Априори исключая саму возможность любых военных контактов с СССР, Польша сделала то, чего от неё страстно ожидали Англия и Германия – 26 января 1934 года поляки и немцы подписали «Декларацию о мирном разрешении споров и неприменении силы между Польшей и Германией». Самое смешное, что при этом, используя юридическое несовершенство документа, Германия гарантировала Польше мир, но отнюдь не неприкосновенность её границ. Декларативный отказ от применения силы в отношении друг друга, тем не менее, допускал пересмотр границ и участников договора, и третьих стран. Кроме того, договор благоприятствовал образованию и любых наступательных союзов между Польшей и Германией.

( Читать дальше... )

Tags: альтернативная история
Subscribe

Posts from This Journal “альтернативная история” Tag

promo alternathistory february 18, 2013 17:23 23
Buy for 20 tokens
Глядя на эти машины, первое, что приходит в голову, это наш танк КВ-2. Но скорей всего создатели САУ держали в голове не КВ-2, а совсем не похожие на эти танки, но тоже наши – ИСУ-152. Точнее их удачное применение. Не для кого ведь не секрет, что мощная 152 мм пушка наших САУ очень удачно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments