alternathistory (alternathistory) wrote,
alternathistory
alternathistory

Categories:

Линия Зигфрида — неприступная стена или миф доктора Геббельса?

Линия Зигфрида — неприступная стена или миф доктора Геббельса?
Линия Зигфрида — неприступная стена или миф доктора Геббельса?

Оборонительные сооружения на западной границе рейха долгие годы служили пугалом для союзников. Имелись ли для этого реальные основания — или же могучие доты линии Зигфрида были всего лишь декорациями, чья мощь существовала только в роликах немецкой пропаганды?


Защитить Германию!

По странному совпадению, осенний поход детворы в школы совпадает со значительным повышением количества «экспертов по всем наукам» в интернете. В этом году одной из любимых тем для данной публики стало начало Второй мировой войны — как-никак 80 лет, круглая дата. Разумеется, в таком обсуждении никак нельзя обойтись без ритуальных плевков. Например, один из разошедшихся по российским соцсетям вопль души содержал следующий абзац:


«Немцы ничем не могли прикрыть Западный фронт, ничего не могли туда перебросить, но союзники спокойно сидели и смотрели, как на их глазах убивают Польшу».

В отличие от знатоков из интернета реальные немцы над вопросами прикрытия западной границы задумывались очень серьёзно. В частности, им было вполне очевидно, что Франция, навязавшая Германии, мягко говоря, очень жёсткие условия Версальского мирного договора, будет с большим опасением относиться к усилению своего соседа.

С приходом к власти Гитлера задумки начали понемногу воплощаться в жизнь. Впрочем, строительные работы первой половины 30-х имели довольно ограниченный и вспомогательный характер. Проблемой была так называемая «рейнская демилитаризованная зона» — территория рейха на левом берегу реки Рейн и полоса на его правом берегу шириной в 50 километров, где Германии, в частности, запрещалось строить укрепления.

Лишь когда в 1936 году фюрер германской нации окончательно устранил этот «пережиток Версаля», немецкие строители смогли облегчённо выдохнуть и приняться за работу.

Впрочем, основное строительство началось в 1938 году, после принятия Pionierprogramm 38. За ней последовали Limes-Programm и, наконец, весной 1939 года стартовала Aachen-Saar-Programm. Бункеры последней строились уже с учётом накопленного опыта, отличались большей толщиной стен и располагались западнее уже построенных сооружений «западного вала» — пропагандистское название «линия Зигфрида» появилось позже, — между городами Аахен и Саарбрюккен. Глубина укреплённого района изначально была одной из «фишек» придуманной немцами схемы строительства. Вдобавок позади собственно линии укреплений с 1938 года строились еще и позиции Luftverteidigungszone West — системы ПВО рейха с ба-а-альшим количеством зенитных орудий.

Карта оборонительной линии
Карта оборонительной линии

С мая 1938 года процесс возглавил Фриц Тодт, уже успевший отличиться при строительстве автобанов. Тодт масштабных проектов не пугался — если в июле 1938 года на «западном вале» работало менее 50 тысяч человек, то уже к октябрю общее число рабочих приблизилось к 250 тысячам. Бункеры и доты строились не только в поле, но и в городах и деревнях, камуфлируясь под дома, — с расчётом на контроль основных дорог.

Городок для строителей «западного вала»
Городок для строителей «западного вала»

Настоящий имперский размер

Хотя лично фюрер настаивал на строительстве как можно бóльшего количества «типовых» пулемётных дотиков, немцы не были бы немцами, если бы не ударились в гигантизм. Конечно, не таких масштабов, как на линии Мажино, но всё же для контроля наиболее стратегически важных узлов и дорог сооружались так называемые B-Werke — огромные многоэтажные бункеры, имевшие несколько пулемётных бронебашен с толщиной брони 255 мм и стоимостью почти как у целого танка. Кроме них на крыше дота имелся автоматический огнемёт для ближней обороны и ещё один бронеколпак для Maschinengranatwerfer M19 — 50-мм автоматического гранатомёта (привет, АГС!) скорострельность которого достигала 120 выстрелов в минуту.

Немцы только в рамках Limes-Programm в прямом смысле слова закопали в землю почти 3,5 миллиона кубометров бетона.

Но конечно, наставить вдоль всей границы с Францией и Бельгией одних только многоэтажных монстриков не мог себе позволить даже рейх. Впрочем, как показал опыт американцев, даже полтора метра бетона вполне себе выдерживали обстрелы и бомбёжки, разрушаясь лишь от прямых попаданий 155-мм снарядов американских самоходных орудий. Именно эти стандартизированные пулемётные бункеры/доты Regelbau и составляли бо́льшую часть укреплений линии. На пулемётный бункер «тип 11» уходило 380 кубометров бетона, и германской казне он обходился в 55 тысяч рейхсмарок. Впрочем, пушечных тоже хватало, причём кроме 37-мм в ход после 1938 года активно шли чешские 47-мм пушки.

Всего в состав «западного вала» входило порядка 18 тысяч укреплений, бóльшую часть из которых достроили до начала Второй мировой — хотя активная достройка продолжалась и позже, до весны 1940 года.

Вообще, степень готовности укреплений линии Зигфрида вызывает вопросы. Некоторые товарищи, говоря о ней, любят находить различные высказывания германских генералов — дескать, к началу Второй мировой «западный вал» представлял собой небоеспособную стройплощадку. Но, например, американцы, в 1943 году готовясь к штурму линии Зигфрида, больше внимания уделяли другим высказываниям — вроде заявления главнокомандующего сухопутными силами Германии фон Браухича в сентябре 1939 года:

«Возведение Западного вала, самого сильного укрепления в мире, позволило нам уничтожить польскую армию в кратчайшие сроки».

Гитлер с генералами инспектирует укрепления «западного вала»
Гитлер с генералами инспектирует укрепления «западного вала»

Из имеющихся на сегодняшний день данных можно предположить, что всё же к 1 сентября удалось закончить примерно 13 тысяч укреплений основной линии в рамках Limes-Programm. Работы по достройке к этому моменту шли на сооружениях в рамках Aachen-Saar-Programm.

Переброска «ничего»

Итак, с самими укреплениями линии Зигфрида мы вроде бы немного разобрались. Но, как известно, любая крепость сильна не стенами, а бойцами на них. Быть может, наш «икшперд» прав, заявляя, что «немцы ничем не могли прикрыть Западный фронт, ничего не могли туда перебросить».

Что толку от дотов, если в них нет защитников?

Увы, и тут придётся разочаровать почтенную публику. Уже довольно давно в замечательной работе Буркхарта Мюллер-Гиллебранда были подробно расписаны как численность немецкой группировки за Западном фронте к началу войны, так и график перебросок. Согласно его книге, к началу сентября на Западе имелись 5-й, 6-й, 27-й, 30-й армейские корпуса и корпус пограничных войск Эйфель — что составляло в сумме 31⅔ дивизии, треть из которых была дивизиями «первой волны».

Кроме того, после 3 сентября из резерва ОКХ на запад передали ещё 12 дивизий, которые (кроме одной задержавшейся) уже 10 сентября прибыли в район действий группы армий «C». С воздуха их прикрывали сосредоточенные на западе 2-й и 3-й воздушные флоты. А уже 20 сентября началась переброска сил из Польши с целью усиления немецкой группировки на западе.

Конечно, можно заметить, что бо́льшая часть немецких дивизий на западной границе были не «первосортными». Но тот же Мюллер-Гиллебранд пишет:

«В связи с тем, что дивизии 3-й волны комплектовались военнообязанными старших возрастов, они предназначались, главным образом, для позиционной обороны — например, для обороны Западного вала. Поэтому они получали большее количество пулемётов, имели в своем составе больше сапёрных подразделений, но автотранспортом были обеспечены хуже, чем дивизии 1-и и 2-й волн».

Понятно, что для сидения в дотах автотранспорт (да и вообще транспорт) был не очень нужен — в отличие от пулемётов. Тем более, «старичкам» требовалось, что называется, день простоять да ночь продержаться до подхода подкреплений — первую очередь танковых и моторизованных дивизий из Польши. Однако союзники так и не решились «попробовать на зуб» линию Зигфрида. С учётом того плачевного состояния, в котором находились в тот момент их собственные армии, это было вполне разумное решение.

«Карельский сценарий» для французов и англичан

«И в мирном Дюнкерке не высаживались беспрепятственно англичане, чтобы идти на помощь полякам».
© опять интернеты.

Англичане в мирном Дюнкерке действительно не высаживались, но по весьма уважительной причине — порты выгрузки у них были другие. Третьего сентября Англия объявила войну Германии, четвёртого сентября из Портсмута отплыли передовые части, а первый войсковой конвой отправился девятого сентября из Саутгемптоне — и уже десятого разгрузился в Шербуре. Ещё двумя портами, принимавшими англичан, стали Нант и Сен-Назер. Переброска 150 тысяч солдат со снаряжением затянулась до 27 сентября, а занимать позиции на фронте британские дивизии начали 3 октября.

К этому моменту про помощь Польше говорить было как-то поздновато.

Конечно, всегда можно сказать, что французы могли бы вдарить и сами, не дожидаясь островных джентльменов. И надо заметить, что, несмотря на достаточно плачевное состояние своих вооружённых сил, про которое мы уже писали, французы честно постарались выполнить своё обещание: уже 7 сентября они начали наступление в Сааре. Однако всё, чего добились их дивизии, — это пройти к 16 сентября предполье линии Зигфрида.

Для понимания того, что могло произойти, реши руководство Франции спасать поляков «любой ценой», достаточно взглянуть на происходившее в Финляндии несколькими месяцами позже. При этом, в отличие от СССР, у французов не было даже тени шанса захватить господство в воздухе в зоне сражений — максимум речь могла бы идти о боях на равных… ну, пару дней, пока не подтянутся части люфтваффе из Польши, перебросить которые на аэродромы западной Германии ещё проще и быстрее, чем танковые части.

Укрепления на западной границе Германии
Укрепления на западной границе Германии

Без прикрытия с воздуха и корректировки французская артиллерия не смогла бы проложить дорогу своей пехоте. Тем более это не смогла бы тогдашняя бронетехника: укрепления линии Зигфрида хорошо прикрывали минные поля и «зубы дракона» — бетонные надолбы, призванные остановить танки в зоне огня противотанковой артиллерии. И если финны сэкономили на бетоне и их надолбы разрушались огнём советских танковых пушек, то с пятью-семью рядами бетонных пирамидок у французских лёгких орудий этот фокус вряд ли бы получился.

В лучшем случае за несколько недель боёв французская пехота ценой больших потерь смогла бы зацепиться за передовые укрепления. Но, как говорилось выше, немцы старались проектировать не просто «линию», а укреплённый район с эшелонированием в глубину, где прорвавшихся союзников ещё встретили бы позиции зенитчиков, тоже приспособленные к наземной обороне.

Ну а на флангах наступающей группировки союзников уже сосредотачивались переброшенные из Польши танковые дивизии. В этот раз у них была ещё более простая, чем в мае 1940 года задача — не масштабное наступление в глубину, а короткий удар по флангам уже залезшей в «мешок» группировки союзников.

источник: http://alternathistory.com/liniya-zigfrida-nepristupnaya-stena-ili-mif-doktora-gebbelsa/

Tags: Вторая Мировая Война
Subscribe

Posts from This Journal “Вторая Мировая Война” Tag

promo alternathistory february 18, 2013 17:23 23
Buy for 20 tokens
Глядя на эти машины, первое, что приходит в голову, это наш танк КВ-2. Но скорей всего создатели САУ держали в голове не КВ-2, а совсем не похожие на эти танки, но тоже наши – ИСУ-152. Точнее их удачное применение. Не для кого ведь не секрет, что мощная 152 мм пушка наших САУ очень удачно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments