alternathistory (alternathistory) wrote,
alternathistory
alternathistory

Category:

За год до Прохоровки: «Матильды» в грязи

Бои 6 июля 1942 года — первого дня наступления 7-го танкового корпуса генерала Ротмистрова под Воронежем — сложно было счесть удачными, но командование корпуса и 5-й танковой армии ещё надеялось переломить ситуацию в свою пользу. Брошенные в бой бригады понесли тяжёлые потери, но, согласно донесениям, и потери немцев были велики: из 200 вражеских танков, насчитанных разведкой в полосе 7-го танкового корпуса, около 50 считались подбитыми и уничтоженными. Видимо, именно к такой оценке пришёл штаб 5-й танковой, ставя задачи своим частям на 7 июля: «Уничтожить группировку 9-й танковой дивизии противника в составе 150 танков, действующую в направлении Спасское – Перекоповка». Наступление продолжилось.

Командный состав 5-й танковой армии во главе с командармом генерал-майором А.И. Лизюковым. Лица генералов и офицеров соответствуют боевой обстановке лета 1942 года

Командный состав 5-й танковой армии во главе с командармом генерал-майором А.И. Лизюковым. Лица генералов и офицеров соответствуют боевой обстановке лета 1942 года

Казалось, стоит ещё поднажать, и противник будет вынужден прекратить наступление и начать перебрасывать свои подвижные части для отражения контрудара. К сожалению, победные донесения о вражеских потерях, на которых ставились задачи на 7 июля, имели мало связи с реальностью. Напротив, немцы в бою 6 июля смогли не только проредить бригады 5-й танковой армии, но и получить достаточно чёткое представление о целях её наступления.

Вечером 6 июля 9-я танковая дивизия (тд) вермахта, оставив рубеж реки Кобылья Снова, заняла оборону по реке Сухая Верейка, при этом немцы, верные своей тактике, во всех населённых пунктах оставили наблюдателей и небольшие гарнизоны, чтобы оставаться в курсе всех планов передовых частей советской 5-й танковой армии.

Слишком тяжёлые танки

7 июля командарм 5-й танковой армии генерал-майор А.И. Лизюков послал в бой уже сразу два танковых корпуса (тк): 7-й генерал-майора П.А. Ротмистрова и 11-й генерал-майора А.Ф. Попова. Причина, по которой Лизюков не смог задействовать ещё и 2-й тк, была банальной: всем грузовикам 2-го тк пришлось перевозить личный состав 340-й стрелковой дивизии (сд), в связи с чем корпус прибыл в район развёртывания без боеприпасов. 340-я сд была нужна для обеспечения переправ по реке Снова южнее Задонска.

Ввиду больших потерь в двух бригадах 7-го тк основной ударной силой должны были стать 3-я тяжёлая гвардейская тбр на танках КВ и 19-я отдельная тбр. Наученный боями 6 июля Ротмистров мог бы и предположить, что пойменные берега реки Кобылья Снова меньше всего подходят для тяжёлых КВ. Возможно, ударной силой стоило бы сделать сводный отряд, собранный вокруг 19-й тбр, усиленной уцелевшими танками 62-й и 87-й тбр, но понимание того, что выдвинутые вперёд КВ при переправе завязнут в болоте, пришло, видимо, слишком поздно.

Общая схема предполагаемого удара корпусов 5-й танковой армии в направлении на Землянск

Общая схема предполагаемого удара корпусов 5-й танковой армии в направлении на Землянск

Комкор Ротмистров явно надеялся, что гвардейцы его бывшей бригады не подведут — но одной храбрости для успеха было мало. Задачей бригад было форсировать Кобылью Снову, захватить Перекоповку и, пройдя междуречье, нанести удар на Высочкино, где бригады 7-го тк должны были встретиться с бригадами 11-го тк и совместными усилиями уничтожить противника в районе Перекоповка – Озерки – Ломово. В дальнейшем всем вместе предстояло наступать на Землянск. В бой от 7-го тк были брошены 38 КВ, 39 Т-34 и 40 лёгких Т-60 в составе двух бригад: первой шла 3-я гв. тбр, за ней — 19-я тбр.

Комбриг 3-й гв. тбр полковник И.А. Вовченко предполагал, что первый его батальон под прикрытием огня второго переправится через реку, а потом первый батальон обеспечит переправу второго. Однако эта здравая идея в отсутствие разведки местности не сработала.

Танки первого батальона начали вязнуть, не дойдя до переправы. Пока танкисты искали переправу, два КВ были подбиты немецкой артиллерией через реку (!!!). Попытка с ходу вместе с мотострелками форсировать реку привела к тому, что ещё два КВ завязли в болоте. Пехота без танков дальше не пошла, залегла и под огнём противника вынуждена была вернуться. Наступление забуксовало. В итоге за восемь часов такого «боя» бригада расстреляла 75% боекомплекта, накрывая Перекоповку огнём через реку; потери составили семь человек убитыми и 38 ранеными. К концу дня танковые батальоны были отправлены к переправе 19-й бригады, а бригадные мотострелки в полночь при поддержке дивизиона «Катюш» взяли Перекоповку.

Оперативные документы противоречат мемуарам Ротмистрова:

«На следующий день подошла 19-я танковая бригада. Ей и введённой в бой из своего резерва 3-й гвардейской танковой бригаде полковника И.А. Вовченко я сразу же поставил задачу форсировать Кобылью Снову и развивать наступление на Землянск. Некоторые подразделения после напряжённого боя сумели переправиться на правобережье и даже овладели Перекоповкой. Но вскоре они вынуждены были отойти, так как гитлеровцы подтянули свежие части с большим количеством противотанковых средств, сменив ночью потрёпанную нашим корпусом 11-ю танковую дивизию моторизованной дивизией «Великая Германия»».

Не совсем понятно, почему в воспоминаниях Ротмистрова вдруг всплыла 11-я танковая дивизия — разведсводки 7-го тк на тот момент совершенно правильно фиксировали наличие частей 9-й тд вермахта. При этом 11-я тд «Великая Германия» — так в документах, — по мнению всё той же разведки, находилась в районе Землянска и в бой пока не вступала.

19-я танковая бригада, 6 июля уже простоявшая безрезультатно под огнём противника на берегу речки, решила всё же разведать возможность переправы и выбросила в направлении Каменка – Озерки разведгруппу в составе двух Т-60, отделения стрелков и одной бронемашины. В результате был найден брод. Бригада изготовилась к переправе, а немногочисленные немцы покинули окрестности и ушли в сторону Озерков… но, как оказалось, не все.

В промежутке между боями экипаж КВ-1 загружает боекомплект, лето 1942 года

В промежутке между боями экипаж КВ-1 загружает боекомплект, лето 1942 года

Когда бригада сосредоточилась в низине и уже была готова переправляться, неожиданно с замаскированных позиций вблизи переправы открыли огонь противотанковые пушки немцев. Восемь Т-34 и два Т-60 были подбиты или сгорели, оставшиеся танки бригады рванули вперёд и, выйдя на простор, пошли в наступление на Каменку и Озерки. Немцы, не приняв боя, ушли — соприкосновение с противником было потеряно. Всего за день боя 19-я бригада потеряла двенадцать Т-34 и два Т-60, девять человек было убито, 29 ранено и 19 пропало без вести. Вечером 7 июля боевое охранение бригады вышло к отметке 212.9. Противника перед бригадой не было.

7 июля вступила в свой первый бой и штатная 7-я мотострелковая бригада (мсбр) 7-го тк. Бригада имела задачу атаковать Каменку, а затем двигаться на Ломово. При поддержке оставшихся танков 62-й тбр мотострелки взяли Каменку, но… потом заблудились, и к Ломово так и не вышли. 62-й тбр этот бой обошёлся в шесть Т-34 и шесть Т-60 подбитыми из 28 машин, введённых в бой. 87-я тбр в этом бою участия не принимала.

«Англичанки» в 2500 км от Англии

Река Кобылья Снова стала препятствием не только для 7-го тк, но и для вводимого в бой 11-го тк. Корпус получил приказ о наступлении за 20 минут до его начала, и генерал-майор Попов двинул в бой три бригады: 24 КВ, 88 «Матильд» и 69 лёгких Т-60. Более неподходящий состав матчасти для боя с форсированием заболоченной поймы трудно представить. КВ из 53-й тбр подполковника А.Б. Хантемирова вели себя так же, как ранее КВ из 3-й гвардейской тбр — то есть вязли в болоте, но «Матильды» 160-й тбр со своими узкими гусеницами добились ещё меньшего эффекта. Лишь к 17:00 неимоверными усилиями сапёров удалось переправить через реку часть танков 53-й тбр. О том, чтобы наступать до Высочкино, не могло быть и речи. К 20:00 из передового батальона 160-й тбр удалось переправить две «британки». Обе бригады в бой с противником так и не вступили.

Район боевых действий 7-го танкового корпуса в ходе наступления на ЗемлянскРайон боевых действий 7-го танкового корпуса в ходе наступления на Землянск

59-я танковая бригада подполковника П.А. Крупского проявила себя не лучше соседей. Имея задачу наступать за правым флангом 53-й тбр, комбриг без проблем переправил танки в Новосильском, вышел западнее, и… обнаружил, что ни 53-й, ни 160-й бригад перед ним нет. Выполняя приказ, подполковник начал ждать отстающих и, естественно, никакую задачу не выполнял. Наконец, после «стимуляции» из штаба корпуса внезапно ставший головным Крупский бросил танки на захват Хрущёво и Ивановки. Его 20 «Матильд» из передового 294-го батальона подошли к северной окраине Хрущёво и огнём из пушек поддержали атаку батальона мотострелков из 12-й мсбр. Другой батальон 59-й тбр вышел к Ивановке и открыл огонь по ней. В это время немцы взорвали мост и накрыли боевые порядки бригады и мотострелков ураганным огнём — в итоге от Хрущёво и Ивановки пришлось отступать. По итогам 6 и 7 июля 11-й тк потерял 215 человек, три танка, две бронемашины, три 76-мм пушки, шестнадцать автомашин и одно 45-мм орудие.

По итогам 7 июля 9-я тд немцев доложила в корпус о следующих потерях: девять человек убито (из них один офицер), 56 ранено (в том числе три офицера), четверо пропали без вести. Было потеряно также две 88-мм зенитки, число боеготовых танков составило 79 единиц.

8 июля началось для наступающих бригад 7-го тк с огня по своим: наступая на Высочкино, танкисты 3-й гв. тбр накрыли мотострелков 19-й тбр. Одна бригада шла по северному берегу реки Сухая Верейка, вторая — по южному, и связь между ними отсутствовала. 7-я мсбр вместе с танкистами 62-й тбр взяла Ломово, далее танкисты завязали бой за Хрущёво. В итоге на рубеж реки Сухая Верейка вышли три бригады: 62-я, 19-я и 3-я гвардейская. Однако комбриги вели себя безынициативно — ни одна из бригад Сухую Верейку не форсировала и плацдарм для дальнейших активных действий себе не обеспечила.

Немецкая танковая колонна выдвигается к фронтуНемецкая танковая колонна выдвигается к фронту

КВ из 3-й гв. тбр стояли на высоте и обстреливали Высочкино. Спустя некоторое время немцам это надоело — они подтянули тяжёлые орудия и подбили два танка, после чего бригада отошла назад. Задачу по захвату Высочкино пришлось решать 19-й тбр. Её командир полковник С.А. Калихович направил Вовченко краткую записку с просьбой поддержать атаку если не огнём и гусеницами, то хотя бы обстрелом с места, но помощи не получил. КП обеих бригад находились в одном лесу, их бойцы вместе рыли окопы и маскировали танки от ударов с воздуха, но взаимодействие между Калиховичем и Вовченко оставляло желать лучшего. Первый надеялся на броню КВ, которые доведут его «тридцатьчетвёрки» до окраины Высочкино для решительного броска, а второй не хотел снова топить свои драгоценные танки на хлипкой переправе. Тем временем 62-я тбр силами оставшихся пятнадцати Т-34 и шести Т-60 рвалась через Новопавловку на юг.

87-я бригада в бою не участвовала. Её очередной командир капитан С.И. Кирилкин был ранен и контужен, и в должность комбрига вступил заместитель командира бригады полковник И.В. Шабаров.

В итоге в 22:00 19-я тбр пошла в наступление и ворвалась в Высочкино, её поддержали мотострелки 3-й гв. тбр, но не танки КВ. Как бы то ни было, деревня была взята. Общие потери в бою составили 52 человека, были захвачены 4 пулемёта и 20 винтовок. Однако со взятием Высочкино успехи закончились: немцы открыли ураганный огонь, чтобы не допустить выхода советских частей из деревни. Аналогичная ситуация была и с танками 62-й тбр: после занятия Новопавловки немцы и ей не дали развить успех, обстреливая боевые порядки танкистов с окрестных высот.

Командование немецкого XXIV танкового корпуса понимало опасность растянутого фронта 9-й тд. Поэтому после подхода 377-й пехотной дивизии (пд) генерал-лейтенанта Эриха Бесслера (Erich Bässler) были высвобождены части 11-й тд генерала танковых войск Германа Балька (Hermann Balck), которые вышли в район Голосновка – ручей Озерки и высоты 229,4, где и установили большое скопление техники советского 11-го тк.

Подбитая в бою «Матильда» и тело погибшего танкистаПодбитая в бою «Матильда» и тело погибшего танкиста

Утром 8 июля вышедшие к Ивановке части 11-й тд начали заменять левофланговые подразделения 9-й тд, чей 10-й мотострелковый полк перебрасывался на правый фланг в виду напряжённых боёв за Лебяжье, Хрущёво и Павловку. К тому же, танковый полк 11-й тд уже прибыл и стоял в резерве в районе Голосновки в ожидании приказа на парирование прорывов советских танков. Фактически, на участке действий 11-го тк ему противостояла 11-я тд, полностью заменившая части 9-й тд, основным противником которой был теперь только 7-й тк. При этом вновь прибывшей 11-й тд было тяжело не только ввиду атак 11-го тк, но ещё и потому, что в центре и на левом фланге ей приходилось отражать наступление кавалеристов 8-го кавкорпуса полковника И.Ф. Лунева, поддержанное танками 157-й тбр майора А.С. Шевцова и 161-й тбр полковника С.И. Алаева.

Утром 8 июля 11-й тк, о котором противнику уже было известно, приступил к активным действиям. Оставив один батальон 160-й тбр в резерве, все остальные части корпуса генерал-майор Попов бросил в наступление на Павловку и Высочкино. 59-я тбр и 12-я мсбр дрались за переправы в районе Хрущёво, а затем должны были наступать на Ивановку. В тот же день впервые вступил в бой 611-й артиллерийский полк, который должен был подавить огневые точки восточнее Ивановки.

Итак, наступление 11-го тк лидировала 59-я тбр, которая совместно с 12-й мсбр столкнулась с немецкими танками 11-й тд, подошедшими из района Голосновки. Комбриг 59-й тбр попытался перехватить инициативу и бросил во фланг немецкой группировке 293-й батальон «Матильд», но случилось то, чего никто не ожидал: сходу преодолев часть заболоченного луга западнее Ивановки, танки стали погружаться в болото — 13 машин стали «сидячими утками». Бросив под обстрелом «Матильды», экипажи присоединились к остаткам батальона, отошедшего к Хрущёво. Остальные огнём с места пытались поддержать своих коллег из передового 294-го батальона, но это обошлось им ещё в два танка.

Горящий немецкий танк Pz.Kpfw.III, лето 1942 годаГорящий немецкий танк Pz.Kpfw.III, лето 1942 года

Тем временем, в 13:10 перейдя речку Голая Снова (приток Кобыльей Сновы), 294-й батальон 59-й тбр при выходе к роще у высоты 218,7 был встречен огнём — согласно рапорту, «22 тяжёлых немецких танков». Утверждение выглядит странно, так как, согласно немецким документам, это был очередной огневой мешок, созданный противотанкистами, хотя и участие в бою танкистов 15-го танкового полка из 11-й тд отрицать нельзя. В этом бою 294-й батальон потерял 10 танков. Тем не менее лес остался за советскими войсками: потеряв два танка, немцы отошли.

Всего за этот день 59-я тбр потеряла 13 «Матильд» застрявшими и 12 сожжёнными, а с учётом двух танков, сгоревших накануне, из 44 машин погибло 27 и один Т-60, ещё восемь танков было подбито и требовало ремонта. Потери в людях составили 118 человек. На ходу в 59-й тбр осталось всего девять «Матильд». Танкисты заявили об уничтожении шести немецких танков и четырёх противотанковых орудий. Примечательно, что в сводке потерь бригады 13 завязших танков не упомянуты, но в составленном позже журнале боевых действий 11-го тк имеется примечание:

«Эти танки до сих пор не эвакуированы, т.к. находятся под огневым воздействием противника. Часть из них используется противником как ДОТы. Эвакуация их при содействии 340-й сд намечена на 21.07.1942».

53-я и 160-я тбр потеряли меньше. Последняя, находясь в третьем эшелоне, вообще несла потери только от авиации, доложив к вечеру о четырёх погибших под бомбами «Матильдах» и одном Т-60.

Два подбитых танка КВ-1, лето-осень 1942 годаДва подбитых танка КВ-1, лето-осень 1942 года

В целом 11-й тк за день боёв далеко не утратил свой потенциал: с утра 9 июля в нём имелось 63 боеспособных тяжёлых и средних танка и «до 60» малых Т-60. Однако вести корпус в бой 9 июля должен был уже другой командир: по итогам 7–8 июля генерал-майор Попов был снят с должности, а в должность комкора заступил полковник С.П. Мальцев, бывший начальник штаба 2-го тк. Атмосфера в штабах 5-й танковой армии из-за неудачных действий передовых частей была настолько напряжённой, что из-за формальной ошибки утром 9 июля был расстрелян начальник оперативного отдела штаба 11-го тк подполковник В.С. Хлебалов, неверно изложивший в приказе по корпусу время начала наступления.

В 18:30 командующий Брянским фронтом генерал-лейтенант Н.Е. Чибисов передал: «Товарищ Сталин приказал во что бы то ни стало сегодня взять Землянск». При этом было указано также: «2-й тк ни в коем случае не выдвигать, держать его во втором эшелоне». Однако до Землянска частям 5-й танковой армии было ещё далеко.

Немецкие потери за 8 июля были минимальными: 10 человек убито и 28 ранено, из них ни одного офицера. В потери были также внесены одна 37-мм противотанковая пушка и одна 105-мм лёгкая полевая гаубица. Количество же боеспособных танков выросло до 85.

На четвёртый день операции в боевые порядки прибыл сам командарм Лизюков вместе с комкором 2-го тк генерал-майором И.Г. Лазаревым, чей корпус он собирался наконец ввести в бой левее 7-го тк с выходом на рубеж Тернов. В дальнейшем 2-й тк должен был действовать в направлении станции Семилуки. Задача была явно невыполнимая в условиях заболоченных пойм рек и противодействия немецких авиации и танков, которые уже остановили 7-й и 11-й тк, части 2-го тк находились от передовой на расстоянии до 40 км, такое же расстояние предстояло пройти с боями. В итоге, выслушав возражения Лазарева, командарм изменил задачу корпусу, приказав сосредоточиться за боевыми порядками 7-го тк и быть готовым к отражению противника на случай прорыва.

Четвёртый день боёв

День 9 июля выдался тяжёлым для танкистов 19-й тбр и мотострелков 3-й гв. тбр, которым предстояло форсировать Сухую Верейку и вырваться на оперативный простор под огнём артиллерии и танков противника с окружающих Высочкино высот. Правда, и тут переправить удалось только танки 19-й тбр. КВ вновь обстреливали противника издалека, но даже в таких условиях 3-я гв. тбр потеряла подбитыми шесть танков. Калихович и Вовченко по-прежнему не могли договориться о совместных действиях, и 7-й тк не приблизился к взятию Землянска ни на метр.

В это время 62-я и 87-я тбр при поддержке 7-й мсбр дрались за Хрущёво. Пытаясь поддержать свои части огнём, 66-й гвардейский миномётный полк «Катюш» нанёс удар 12 установками якобы по деревне Гремячье, но залп пришёлся на Высочкино, в котором засели автоматчики 62-й тбр. К счастью, никто не пострадал. В другое время это могло бы навести командование на грустные выводы по поводу эффективности «Катюш», но было явно не до этого. После того, как обстрел закончился, мотострелки 7-й мсбр при поддержке танков 62-й бригады снова пошли в атаку.

Это был самый тяжёлый бой для 7-й бригады с начала наступления армии. Потери некоторых батальонов превысили 50% личного состава: в уличных боях бойцы показали себя на высоте, но потери от ударов немецкой авиации были велики. Здесь же, на 4-й день операции, были наконец захвачены пленные из состава 11-го мотопехотного полка 9-й тд. К вечеру 9 июля Хрущёво взяли; части 7-й мсбр и 62-й тбр захватили плацдарм на южном берегу Сухой Верейки, а командир 9-й танковой дивизии генерал-майор Йоханнес Бесслер (Johannes Bässler) устроил разнос 59-му мотоциклетному батальону за бегство с поля боя. В то же время, кризис, созданный наступающими частями 7-го тк, заставил командование 9-й тд снять с правого фланга все части и бросить их бой — в результате образовалась 10-километровая брешь в обороне и была утрачена связь с правофланговой 3-й моторизованной дивизией.

Две «Матильды» и погибший танкист. У обоих танков повреждены стволы орудийДве «Матильды» и погибший танкист. У обоих танков повреждены стволы орудий

62-я бригада потеряла шесть человек убитыми и 22 ранеными, два танка подорвались на минах и два провалились в противотанковые рвы. В бою погиб командир 27-го танкового батальона майор А.Г. Кульган.

11-му тк повезло меньше: для него утро под Ивановкой началось контратакой пехоты противника, причём 1-й батальон 12-й мсбр, командир которого почти сразу выбыл из строя, «начал отход, превратившийся в бегство». Вернуть батальон назад удалось после назначения нового командира и усиления пятью танками; несколько атак захлебнулось, но Ивановку в итоге удалось вновь отбить. Увы, дальше берега Сухой Верейки бригады 11-го тк в этот день не продвинулись, хуже того — немцы нанесли по боевым порядкам корпуса сильнейший бомбоштурмовой удар. Зенитные части корпуса были уничтожены, а танковые бригады отошли от северного берега Сухой Верейки, ища укрытие в лесах, рощах и оврагах. Армия наступала уже четвёртый день, но её бойцы так и не видели самолётов с красными звёздами на крыльях. К концу дня в бригадах 11-го тк осталось на ходу: в 53-й тбр — 10 КВ и 12–14 Т-60, в 160-й тбр — 12 «Матильд» и 10 Т-60, в 59-й тбр — 8 «Матильд» и 10 Т-60.

Интересно, что при фактически возрастающем давлении советских танкистов немецкий генштаб планировал вывести XXIV танковый корпус из боёв и бросить его вслед за XL танковым корпусом в наступление на юг. Видимо, контроль над ситуацией летом 1942 года был слабой стороной не только советского командования. Именно в этот день в дневнике начальника немецкого генштаба генерал-полковника Франца Гальдера появилась запись:

«Сильные атаки против северного участка фронта 2-й танковой армии. Целая группа новых соединений с танками. Английские танки производства 1942 года. Значительные потери с нашей стороны».

Немецкие потери за 9 июля были следующими: 10 человек убито и 55 ранено, ещё девять пропали без вести, была списана одна лёгкая полевая гаубица. Количество боеспособных танков выросло до 106 единиц. Йоханнес Бесслер чувствовал, что напряжение всех сил и открытый правый фланг могут в итоге дорого обойтись его соединениям, но в 24:00 9 июля всё изменилось: участок обороны 9-й и 11-й тд стали принимать части VII армейского корпуса генерала артиллерии Эрнста-Эберхарда Хелла (Ernst-Eberhard Hell). На смену танкистам к рубежу рек Сухая и Большая Верейка подошла немецкая пехота.

Источник - http://alternathistory.com/content/za-god-do-prohorovki-matildy-v-gryazi

Tags: Вторая Мироая Война, танки в бою
Subscribe

Posts from This Journal “танки в бою” Tag

promo alternathistory february 18, 2013 17:23 23
Buy for 20 tokens
Глядя на эти машины, первое, что приходит в голову, это наш танк КВ-2. Но скорей всего создатели САУ держали в голове не КВ-2, а совсем не похожие на эти танки, но тоже наши – ИСУ-152. Точнее их удачное применение. Не для кого ведь не секрет, что мощная 152 мм пушка наших САУ очень удачно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments