alternathistory (alternathistory) wrote,
alternathistory
alternathistory

Эскадренные броненосцы типа «Пересвет». Часть 1

Эти корабли строились в рамках принятой в 1895 году семилетней программы судостроения 1896-1902 годов. Считавшаяся «программой обороны Балтийского моря» и декларировавшая необходимость создания противовеса быстро возраставшим морским вооружениям Германии, она в действительности была нацелена на формирование прежде всего крейсерских сил. Признавая необходимость комплектования ядра флота (по примеру европейских держав) из мореходных броненосцев, предназначенных для эскадренного боя, авторы программы, по меткому выражению известного кораблестроителя В. П. Костенко, постройку броненосцев подчинили задачам крейсерской войны. Такие корабли могли бы помочь решению все более усложнявшихся задач флота, который со времен Крымской войны развивался по трем направлениям: путем создания броненосцев для эскадренного боя, крейсеров для действий на торговых путях Англии (а затем – с появлением новой угрозы – и Германии), кораблей, предназначенных для защиты своего прибрежья, – броненосцев береговой обороны и миноносцев. Новым фактором становилась угроза столкновения с Японией, требовавшая переброски подкреплений на Тихий океан.

Не обладая средствами для одновременной постройки кораблей по всем трем направлениям, Россия неизбежно должна была прийти к некоему компромиссу, каким и стал «Пересвет». Зачисленный в класс эскадренных броненосцев, он в то же время являлся по существу башенной модификацией крейсера «Россия». «Броненосцы-крейсеры» – так называли эти корабли в Морском техническом комитете. Интересно услышанное в свое время автором этих строк мнение адмирала В.А.Белли о том, что корабли типа «Пересвет» следует считать предшественниками класса линейных крейсеров. Воплотившие в себе ряд прогрессивных технических новшеств, свидетельствовавших о высоком уровне отечественной инженерной школы и судостроения, корабли типа «Пересвет» приняли участие в двух крупнейших войнах начала XX века – русско-японской и Первой мировой – и испытали воздействие всех видов оружия того времени. В какой же мере они соответствовали своим столь многоплановым задачам и насколько оправдали возлагавшиеся на них надежды?

* * *

1. Броненосцы-крейсеры

Броненосец типа «Пересвет» сформировался под влиянием крейсерской доктрины с учетом опыта постройки в Англии «облегченных» броненосцев «Барфлёр», «Центурион» и их модификации – «Ринаун». Главным отличием последних стали уменьшенная толщина брони и сниженный до 254 мм калибр главной артиллерии. Построенные в 1893, 1894 и 1896 годах, эти корабли имели водоизмещение от 10500 до 12350 т («Ринаун») и, подробно крейсерам, имели в подводной части деревянную и медную обшивку поверх стальной. Хотя после вступления в строй броненосца «Ринаун» опыт постройки подобных кораблей больше не повторялся, в России именно их признали наиболее перспективным прототипом. Такие броненосцы могли эффективно представлять российский флаг во всех странах мира, а при необходимости (дойди дело до разрыва с Англией) вместе с пароходами Добровольного флота успешно действовать на торговых путях. Таким, примерно, мог быть ход мыслей руководителей Морского министерства (или Главного морского штаба – ГМШ), когда они обратили свои взоры на подобные английские броненосцы. Задание

«собрать сведения о морских качествах»

этих кораблей получил 28 июня 1894 года во Владивостоке командующий отрядом судов в Тихом океане. 28 сентября от начальника эскадры в Тихом океане С. П. Тыртова пришел ответ, а уже 17 ноября составленный в Морском техническом комитете (МТК) и предварительно доложенный управляющему Морским министерством проект броненосца в 10500 т водоизмещения по типу броненосца «Барфлёр» обсудили на расширенном собрании адмиралов и командиров.

Основное назначение корабля – службу в отдаленных морях и соответственно облегченный 254-мм калибр артиллерии признали правильными. Одобрили и конструкцию спардека (или удлиненного полубака), которая в отличие от гладкопалубного английского прототипа позволяла успешно действовать носовой башне в непогоду. Отголоском прошлого прозвучало сомнение контр-адмирала Бурачека, опасавшегося, что при девятиметровой высоте орудий носовой башни над водой дальность прямого выстрела не может составить менее 15 кабельтовых, а в такой мертвой зоне корабль будет безнаказанно расстрелян даже устаревшим броненосцем «Петр Великий».

Главным предметом обсуждения стал второй калибр: устанавливать ли триумфально показавшие себя в японо-китайской войне 152-мм скорострельные пушки или начинавшие конкурировать с ними еще более скорострельные калибром 120 мм. Вопрос ставился так: двенадцать 152-мм или восемнадцать 120-мм пушек? Победила «огневая мощь» 152-мм пушек, для которых к тому же и орудийной прислуги требовалось в полтора раза меньше. На этом же настаивал и С. О. Макаров при условии придания орудиям 45-градусного угла возвышения и обязательного обеспечения системы сосредоточения огня.

Но это требование прозорливого адмирала не встретило понимания собравшихся. Их вполне удовлетворял устоявшийся «европейский» 15-градусный угол возвышения орудий, который обеспечивался уже приобретенной у фирмы «Канэ» технической документацией.

Обсуждение в январе 1895 года более детализированного проекта выявило широкую картину тактических взглядов высшего командного состава флота и наиболее влиятельных судостроителей. Задачи крейсерской войны все еще преобладали в головах адмиралов, и потому никто не высказал сомнений в целесообразности предлагаемого типа. Смутными, видимо, были и их представления об эскадренном бое, для которого, как им казалось, такой облегченный броненосец (несмотря на наличие в мире кораблей с гораздо более мощной артиллерией – калибром до 343 и даже 430 мм) вполне годился.

Запасы угля, определяющие дальность плавания – главнейший показатель эффективности крейсера (а в этом назначении нового броненосца никто не сомневался), вызвали наибольшие разногласия специалистов.

Последующие изменения еще больше приблизили к крейсерам этот корабль, который только условно можно было отнести к броненосцам. Так, российский флот, уже стоявший накануне самых жестоких в его судьбе испытаний, в обстановке, явно грозившей войной с Японией, продолжал тешить себя иллюзиями крейсерской войны с Англией или мирной полицейской службы в водах Дальнего Востока. Шанс создания сильных броненосцев, действительно годных для эскадренного сражения, был еще раз упущен.

Судьба проекта могла измениться в феврале 1895 года, когда управляющий Морским министерством Н. М. Чихачев, испытывая, видимо, какие-то сомнения и поручив Балтийскому заводу вести разработку проекта «в параллель» с МТК, получил от начальника завода С. К. Ратника эскизы, демонстрировавшие конструктивные особенности проектов четырех броненосцев: английского «Ринауна», его российского варианта, усовершенствованной модификации «Петропавловска» и разработанного заводом проекта МТК. Но Чихачев, отказавшись от развития типа «Петропавловск», окончательно остановился на

«усиленном комитетском типе с расположением казематных орудий, как на французском броненосце ”Шарлемань“».

Tags: ВМФ России, РИФ, Русско-Японская война, броненосец
Subscribe

Posts from This Journal “РИФ” Tag

promo alternathistory february 18, 2013 17:23 25
Buy for 20 tokens
Глядя на эти машины, первое, что приходит в голову, это наш танк КВ-2. Но скорей всего создатели САУ держали в голове не КВ-2, а совсем не похожие на эти танки, но тоже наши – ИСУ-152. Точнее их удачное применение. Не для кого ведь не секрет, что мощная 152 мм пушка наших САУ очень удачно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments