alternathistory (alternathistory) wrote,
alternathistory
alternathistory

Эскадренный броненосец «Ретвизан»

«Ретвизан» (боевой клич – шведский) – шведский линейный корабль, захваченный в бою 26 июня 1790 г. Сохранившись в русском флоте, его название по традиции перешло к парусно-паровому линейному кораблю, а затем и к эскадренному броненосцу…

Мартовским днем 1898 г. в коридорах Главного Адмиралтейства появился заокеанский гость. М-р Чарльз Крамп, глава американской судостроительной фирмы «Вильям Крамп и сыновья», прибыл в Петербург с целью заполучить выгодный заказ на постройку ряда кораблей по только что принятой судостроительной программе. Не требовалось быть тонким дипломатом, чтобы понять: над просторами Тихого океана уже запахло порохом, и России, с ее недальновидной по отношению к Японии политикой, эти корабли, похоже, понадобятся, и очень скоро.

Понимали это и под Адмиралтейским шпицем в Петербурге. Судостроительная программа 1898 г. «для нужд Дальнего Востока», объединенная с прежней (1895 г.), предусматривала в числе прочих кораблей постройку и броненосцев – основной ударной силы флота тех лет.

Радужные надежды американца, однако, скоро разбились о «чрезвычайно строгие», по его мнению, условия заказа кораблей. Договориться удалось лишь о заказе двух – крейсера (впоследствии «Варяг») и броненосца («Ретвизан»), причем Крамп сразу же предложил строить последний по уже отработанным чертежам американского броненосца «Айова». Но у заказчика имелось свое мнение – прототипом считать только «Пересвет», с заменой 10-дюймовой артиллерии на 12-дюймовую и трехвальной энергетической установки на двухвальную. Более конкретные требования излагались в разработанной Морским техническим комитетом (МТК) «Программе для проектирования» и приложенной к ней «предварительной» спецификации.

Потерпев фиаско с заказом того количества кораблей, на которое он рассчитывал (два броненосца, два крейсера, до двадцати миноносцев), Крамп всю свою энергию направил на достижение исключительно выгодных для фирмы условий контракта. Под его напором МТК согласился увеличить водоизмещение броненосца до 12 700 т (программой предусматривалось 12 000), а главный начальник флота и морского ведомства великий князь генерал-адмирал Алексей Александрович санкционировал замену котлов Бельвиля на разрекламированные американцем котлы системы Никлосса. Крамп торжествовал. За счет их форсирования он без труда мог достичь контрактной скорости, оставалось только добиться разрешения МТК на применение форсированного режима на испытаниях. Ему удалось и это. Подписав 11 апреля 1898 г. контракты на общую сумму 6,5 млн. долларов, Крамп, вернувшись в Америку, удвоил усилия. Теперь он уже подвергал ревизии ранее согласованные положения контракта и спецификаций, ловко пользуясь разночтениями в русском и английском текстах.

Для составления «окончательной» спецификации и контроля за ходом работ по постройке заказанных в Америке кораблей Морское министерство создало специальную «наблюдающую комиссию» с довольно широкими полномочиями. 13 июля 1898 г. ее члены во главе с председателем капитаном 1 ранга М. А. Данилевским, вооруженные предписаниями, инструкциями, а также целым ворохом чертежей и спецификаций но «Перескету» (включая «гроссбухи» с перепиской по его заказу), ступили на американскую землю. На заводе Крампа им все показалось непривычным, не по-европейски и, тем более, не так, как в родном Отечестве. Продуманная до мелочей технология изготовления корпуса, простота конструктивных решений в сочетании с высокой координацией работ, выполняемых, как отмечал Данилевский, с удивительной быстротой по одному выработанному и действующему, как часы, плану, казалось бы, обеспечивали успех постройки. Опасаясь, что не в меру ретивые члены комиссии внесут сумятицу в столь отлаженный процесс, Данилевский, оставив решение всех спорных вопросов за собой, засадил их за канцелярские столы («как школьников» – по меткому выражению одного из членов комиссии лейтенанта П. П. Македонского). Однако безвылазное пребывание в канцелярии членам комиссии показалось унизительным, и в Петербург полетели жалобы. Только после вмешательства управляющего Морским министерством вице-адмирала П. П. Тыртова им была предоставлена определенная свобода действий.

Активно включившись в процесс постройки, члены комиссии сразу выявили полную несостоятельность МТК в оперативном решении целого ряда вопросов. Бумажная волокита по согласованию, пересогласованию, утверждению, а потом очередному изменению чертежей и спецификаций грозила привести к сбоям даже такого хорошо отлаженного механизма, как завод Крампа.

«Что-нибудь да надо предоставить усмотрению комиссии и нашему, – с горечью писал Крамп. – Одно и то же судно не может строиться в России и Соединенных Штатах!»

Но и американцы, как говорится, оказались не без греха. Самостоятельный заказ котлов без предварительного согласования технического задания на них в МТК вызвал целую бурю, а попытка Крампа заузить на 0,3 м ширину броненосца, с тем чтобы получить более высокие скоростные показатели, – личную телеграмму главного инспектора кораблестроения Н. Е. Кутейникова с категорическим требованием обеспечить метацентрическую высоту не менее 1,22 м. Выявленную при проверке расчетов водоизмещения ошибку в 272 т устранять пришлось уже на стапеле, вставкой увеличив длину корабля на 2,44 м.

Жаркие споры вызвал заказ башенных установок главного калибра. Данилевский прямо предлагал передать его Крампу.

«Янки, – писал он, – имеют под рукой обширные электрические фирмы и большое распространение электротехники, далеко опередившее в этом отношении не только то, что мы имеем у нас в России, но и во всей Западной Европе, что служит гарантией достоинства тех установок, которые мог бы сделать Крамп...» [1]

Но эти пожелания остались лишь на бумаге. Заказ на башни получил Металлический завод, поставив тем самым Крампа перед необходимостью монтировать на корабле башенные установки незнакомой ему конструкции. Обстановка на верфи накалялась, и, чтобы ее как-то разрядить, Морское министерство пошло на замену председателя наблюдающей комиссии. С 10 ноября им стал капитан 1 ранга Эдуард Николаевич Щенснович, впоследствии первый и единственный командир «Ретвизана» (это название было присвоено броненосцу 11 января 1899 г.) за его недолгую службу под русским флагом.

17 июля следующего, 1899 г., когда на стапеле были выставлены все шпангоуты и 80% наружной обшивки «Ретвизана» доведено до броневой палубы, состоялась официальная закладка корабля, прошедшая довольно скромно. Русский флаг не поднимался, молебна не было, офицеры присутствовали в

«статском платье».

Включились в работу и контрагенты, среди которых были и такие крупные заводы, как «Вифлеем айрон компани» и «Карнеги стил компани», занимавшиеся поставкой вертикальной и палубной брони, и «Дженерал электрик компани», получившая заказ практически на все электрооборудование.

Однако вскоре лихорадочные работы по спуску «Варяга» и его достройке, потребовавшие от фирмы максимальных усилий, сказались на ходе работ по постройке «Ретвизана».

«Крамп нарушил все сроки, данные им для спуска броненосца, – сообщал Щенснович очередным рапортом в июле 1900 г., – и когда теперь состоится спуск этого корабля, трудно что-либо сказать определенное...» [2]

Форсируя ход работ, Крамп отдал распоряжение о погрузке котлов на броненосец и начале монтажа машин прямо на стапеле, но так и не смог спустить «Ретвизан» раньше 10 октября 1900 г.


Tags: #боевые корабли, ВМФ России, РИФ, Русско-Японская война, броненосец
Subscribe

Posts from This Journal “РИФ” Tag

promo alternathistory февраль 18, 2013 17:23 25
Buy for 20 tokens
Глядя на эти машины, первое, что приходит в голову, это наш танк КВ-2. Но скорей всего создатели САУ держали в голове не КВ-2, а совсем не похожие на эти танки, но тоже наши – ИСУ-152. Точнее их удачное применение. Не для кого ведь не секрет, что мощная 152 мм пушка наших САУ очень удачно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment