October 31st, 2019

гражданская война на Украине

Линейные корабли и линейные крейсера Российского императорского флота после Первой Мировой

Вечером 31 мая 1918 года были торжественно спущены флаги на кораблях Флотилии Северного Ледовитого океана. ФСЛО была расформирована, а ее корабли выведены в резерв или исключены из состава флота.

Это событие стало вехой знаменующей новый этап строительства Российского императорского флота и новое, средиземноморское, направление политики России.

Окончание Великой войны застало российский флот далеко не в лучшем состоянии, усугублявшемся необходимостью освоения нового морского театра – Средиземноморского. Выполнить стоящие здесь перед Российской империей задачи было невозможно без мощного флота линейных кораблей.

В составе же флота находилось в тот период лишь семь порядком устаревших линкоров-дредноутов и столько же старых додредноутов, еще не выслуживших свой срок, но пригодных лишь для учебных целей. Спешно достраивались три линейных крейсера типа «Измаил», которые должны были войти в состав Средиземноморского флота (четвертый, «Наварин», сильно пострадал от пожара летом 1917 года, вызванном как предполагалось германскими агентами, и его было решено не достраивать).

По принятой летом 1918 года новой кораблестроительной программе предстояло построить 7 новых линейных кораблей, 4 для Балтийского флота и 3 для Средиземноморского. Государственная дума приняла программу, урезав, однако, выделенные средства таким образом, что водоизмещение новых линкоров не могло превышать 35000 т. Скрепя сердцем, инженеры совершили, по словам В. П. Костенко, преступление, сократив водоизмещение проектируемых кораблей, главным образом за счет скорости, до требуемой величины. Корабли были заложены на стапелях заводов: ОНЗиВ («Боспор» и «Царьград»), Балтийского («Орел»), Ревельского Русско-Балтийского («Победа»), Путиловского («Варшава») и Адмиралтейского («Кёнигсберг»).


Collapse )
promo alternathistory february 18, 2013 17:23 23
Buy for 20 tokens
Глядя на эти машины, первое, что приходит в голову, это наш танк КВ-2. Но скорей всего создатели САУ держали в голове не КВ-2, а совсем не похожие на эти танки, но тоже наши – ИСУ-152. Точнее их удачное применение. Не для кого ведь не секрет, что мощная 152 мм пушка наших САУ очень удачно…
гражданская война на Украине

«Мы наш, мы новый, флот построим…». Владивостокская эскадра

Предыдущие части

Уважаемые коллеги,

Выкладываю 2-ю часть Российского императорского флота на Дальнем Востоке, посвященную Владивостокской эскадре. Предвосхищу вопрос, который сразу появится у многих уважаемых коллег. А почему бы не объединить эскадры? Кто-то из уважаемых коллег будет ратовать за Порт-Артур, кто-то за Владивосток. Вот тут и кроются детали. Если я объединю флот, то Япония вполне может ослабнуть в коленках и не явиться на войну. А мне для окончания АИ, нужна не перепалка в стиле – «Ты, кто?» – «А ты кто?», а победа России. Почему Николай II не даст разрешения на объединение эскадр? Это совсем другая история, которую я изложу в главах посвященных предвоенной обстановке на ДВ. А кроме того для меня, чем тяжелее и запутаннее ситуация, тем интереснее. Нет чести собрать пятнадцать самых лучших ЭБР и раскатать Японию в тонкий блин. Гораздо интереснее выиграть когда Япония объективно сильнее. Тут придется повыдумывать сюжетов, срежиссировать ситуации, все лихо перемешать и… выиграть.

Этот материал поменее Порт-Артурской эскадры и кто-то из уважаемых коллег, вполне может дочитать до конца и даже получить удовольствие от чтения и рассматривания рисунков. Так, что с определенной долей осторожности могу пожелать уважаемым коллегам – приятного чтения.

ВЛАДИВОСТОКСКАЯ  ЭСКАДРА


Командующий эскадрой – вице-адмирал, М.Л. Диринг.

Начальник штаба – контр-адмирал, Л.А. Брусилов.

2-ой БРОНЕНОСНЫЙ ОТРЯД – командир отряда, контр-адмирал, В.И. Бэр



Collapse )
гражданская война на Украине

Как бы выглядел мир если бы конфедераты победили в гражданской войне. Южный Триумф. Часть 7.

Предыдущие части

Карта мира на 1922 год
Карта мира на 1922 год

Образование Арктиды

1920 год стал переломным в Гражданской войне в России: весной началось наступление на Петроград силами шведов, финнов, белогвардейцев, а также ополчения карелов и  ингерманландцев. Одновременно началось наступление шведов и эстонцев в Прибалтике, поддержанное местным ландвером и русскими белогвардейцами. С моря, помимо шведов, наступавших поддерживал и британские флот, небольшие английские подразделения участвовали и в сухопутном наступлении. Красные сопротивлялись отчаянно, на мгновение забыв о всех межфракционных разногласиях, они сражались за каждую пядь в «колыбели Коммуны». Однако силы были неравны, да и необходимость сражаться на иных фронтах отвлекала Красную армию. В итоге, 15 июля 1920 года шведы и их союзники вошли в город, вернувший именование Санкт-Петербург. Еще ранее от красных была очищена и вся Прибалтика – в мае пала Латышская Коммуна, эстонское ополчение заняло сначала Нарву, а потом и Ивангород. Российские белогвардейцы вторглись в Псковскую губернию и к середине июня заняли Псков. Наступление продолжалось и дальше – к концу лета союзные войска заняли Новгород и Вологду. Однако дальнейшее наступление белых застопорилось – путем неимоверных усилий красным удалось стабилизировать фронт на линии: Тверь-Рыбинск-Вятка-Пермь.

Остановить наступление красным удалось не только и не сколько из-за собственных усилий, сколько из-за возросших разногласий в стане союзников. Почти сразу же после вступления союзников в имперскую столицу, многие русские были шокированы появлением неведомо откуда царевны Анастасии, считавшейся давно погибшей дочери императора Михаила. Ее провозглашение императрицей России и брак с шведским принцем Эриком Вестманландским, шокировал не только белых республиканцев, но и многих монархистов, приверженцев Кирилла Романова. Сам император призвал своих сторонников не признавать новую царицу, одновременно направив ноты протесты королевским дворам Британии, Швеции и Финляндии. Впрочем, там эти гневные письма почти не заметили. Другие противники новой власти пытались связаться с вдовствующей императрицей Беатрисой, но она, очень некстати, скончалась от эпидемии испанки. Две ее оставшиеся дочери-близняшки к тому времени уже покинули Европу в разных направлениях, живя своей жизнью и не проявляя особого интереса к династическим проблемам давно покинутой родины – даже обретение считавшейся погибшей сестры не заставило их вернуться в Россию. Поговаривали, что это нежелание связано в том числе и с появлением возле императрицы Геннадия Похотина, считавшегося самой одиозной фигурой михаиловского царствования.Collapse )