alternathistory (alternathistory) wrote,
alternathistory
alternathistory

«Мы наш, мы новый, флот построим…» Часть XXIV. Олег Баянович Богатырев

Ну вот, наконец-то, некоторые уважаемые коллеги, дождались :)))))))))))))))))) В двух частях я собираюсь выложить «большие» броненосные крейсера I ранга. Потом будет большая статья о рейдерстве в «Мы наш, мы новый, флот построим…». А затем будем работать дальше, чтобы Вас повеселить и себя порадовать. «Крейсерская весна» пока продолжается. Приятного чтения.

Броненосные крейсера I ранга «Олег», «Баян», «Богатырь», «Витязь».

Водоизмещение: 9350 тонн, Размерения (ДхШхО): 138,5х19,0х6,7 м., СУ: 2ПМ, 16ПК, 18 400 л.с., Макс. скор. – 22,5 узла., Дальность – 4400 миль (на 10 узлах). Броня: нижний пояс – 100…152…100 мм, верхний пояс – 80 мм, палуба – 30 мм, Башни ГК – 127…40 мм, барбеты – 152 мм, казематы – 80 мм, щиты орудий – 25 мм, рубка – 152 мм.  Вооружение: 4х1х203-мм/45, 8х152-мм/45, 8х87-мм, 4х47-мм, 4х7,62-мм. пулемета, 2х1х457-мм. ТА. Запас топлива – 300 т. нефти и 750 т. угля.

Согласно «Акту о морской обороне» принято в 1889 году в Великобритании, предполагалось спроектировать и построить 9 крейсеров I класса и 29 крейсеров II класса. После строительства крупной серии броненосных крейсеров типа «Орландо» (7 шт.), английское адмиралтейство разочаровалось в строительстве броненосных крейсеров. Английскому флоту требовалось большое количество более дешевых и соответственно более многочисленных крейсеров. Ответом английских кораблестроителей стала закладка в 1889-1890 годах одной из самых больших английском флоте, серии «защитников торговли», бронепалубных крейсеров типа «Эдгар» (7700 т., 21 уз., 2х234-мм, 10х152-мм.). Такая «активность» англичан не прошла мимо Р.В. Хорошихина. Именно для противодействия «английской бронепалубной орде», Роман Владимирович задумал новый крейсер.

Морской министр не разделял пиетета, по поводу спуска на воду в 1892 году броненосного крейсера «Рюрик», хотя сам присутствовал при сем знаменательном событии. Его концепция рейдерства была несколько иная, он считал для рейдерства «более пригодны корабли умеренного водоизмещения с высокой скоростью и дальностью, хорошо вооруженные при умеренном бронировании, либо вспомогательные крейсера, потеря которых не была бы столь значительна для флота». Тем не менее, в качестве будущего крейсера, Хорошихин видел «океанский рейдер типа «Рюрик», уменьшенного водоизмещения, но с большей скоростью».Уменьшение водоизмещение диктовалось, в том числе экономией средств, а так же тем, что морской министр, желал бы иметь быстроходный дальний разведчик при эскадре и океанский рейдер.

Уже в начале 1893 года, еще до ввода в строй «Рюрика», корабельный инженер Николай Васильевич Долгоруков получил задание на проектирование нового крейсера. Впрочем, слепо следовать повторению «Рюрика» морской министр не собирался. По его мнению, необходимо было получить «быстроходный, хорошо вооруженный крейсер, при умеренном бронировании».Так в новом крейсере, 4х203-мм. орудия, было решено разместить побортно в казематах, а еще два 8-дм. орудия в носовой и кормовой башнях, доведя таким образом количество 8 дм. орудий до 6 единиц. При этом морской министр желал иметь скорость крейсера не ниже 20 узлов. Казалось, выполнить такое требование адмирала было невозможно, о чем Н.В. Долгоруков прямо заявил Роману Владимировичу. Тем не менее, морской министр настаивал. Для этого решили пожертвовать тремя 152-мм. орудиями, доведя численность 152-мм орудий до 8 шт. А так же серьезно ослабить поясную броню. Её решено было оставить – «исключительно для защиты от 152-мм. снарядов и по способности обеспечить защиту от 203-мм снарядов». После некоторых расчетов толщина брони ГП была определена в 7-дм (178-мм). Новизной было и то, что впервые морской министр согласился отказаться от развитого парусного вооружения, а так же уменьшить дальность хода с 6700 до 5000 миль с соответствующим уменьшением полного запаса топлива с 1900 до 1500 тонн. Казалось проект вот-вот воплотиться в жизнь. Однако на пути благих пожеланий Романа Владимировича, встали объективные трудности. Как ни уменьшали параметры, водоизмещение все равно вылезло за 12,5 тыс. тонн, за счет  мощности СУ, при помощи которой, скорость крейсера собирались увеличить до 20 узлов и мощного вооружения. А уменьшение скорости, категорически не устраивало морского министра. Рост водоизмещения в свою очередь, вел к увеличению стоимости крейсера, что тоже не добавляло оптимизма, министру Хорошихину.

На помощь к Долгорукову, для совершения «чуда», срочно был вызван старший кораблестроитель, Владимир Христианович Оффенберг. Но с «чудесами» в России всегда были сложности. Слишком противоречивы были требования морского министра. Пришлось Роману Владимировичу поумерить свои аппетиты. В результате было принято решение, отказаться от двух орудий из шести. А оставшиеся орудия разместить в 2-х двуорудийных башнях. Еще одной жертвой стал запас топлива и соответственно дальность хода, упавшая до 4000 миль. Хорошихин посчитал, что уголь и все необходимые запасы крейсер, должен был получать, либо со вспомогательного крейсера, либо со специального транспорта. Но даже в таком виде водоизмещение крейсера выползало за 10 тыс. тонн. Вторым камнем преткновения стало отсутствие двухорудийных башен и опыта по их использованию. Ситуация зашла в тупик. Все изменил 1895 год.

Уверенная победа японского флота над китайским в битве в устье Ялу, привлекла самое пристальное внимание морского министра и многих видных деятелей флота. Все перипетии, битвы тщательно разбирались на особом совете. В результате тщательной разборки были сделаны выводы о необходимости для корабля значительной скорости и наличия большого количества скорострельных орудий среднего калибра. При обсуждении стойкости китайских броненосцев был развеян миф о бесполезности брони. Было отмечено, что ни таран, ни торпеды, не сыграли, решительной роли в ходе сражения. Так же были сделаны выводы о не только стратегическом, но тактическом значении скорости на основании действий летучего отряда Цубои Кодзо. Именно скорость этого отряда позволила обойти китайский флот и вовремя прийти на помощь теснимому арьергарду адмирала Ито и тем самым содействовать общему успеху. Все это подтвердило выводы адмирала Хорошихина, о необходимости наличия во флоте значительного числа высокоскоростных, бронированных крейсеров. Стало ясно, что в будущей, возможной войне с Японией, Китаем или Великобританией на Дальнем Востоке, броненосные крейсера с сильной артиллерией, могут сыграть важную роль в качестве быстроходных броненосцев II ранга. В результате проведенного, летом 1895 года совещания решено было увеличить количество «больших» броненосных крейсеров с запланированных 5 до 8 единиц. На это министерством финансов было выделено 60 млн. руб.

Результатом, стало ясно, что своими силами создать быстроходный, бронированный крейсер при умеренном водоизмещении создать невозможно. В 1895 года Р.В. Хорошихин и МТК наконец то сформулировали требования к новому крейсера.

- водоизмещение, не выше 7-8 тыс. тонн.

- скорость не ниже 22 узлов.

- вооружение состоящее из 4х203-мм. орудия и 10-12х152-мм. орудий.

- бронирование достаточное для защиты от 152-мм. снарядов и возможностью защиты от 203-мм снарядов.

- запас топлива

Новый броненосный крейсер позиционировался как дальний крейсер-разведчик, крейсер-рейдер с возможностью действовать в составе эскадры. Но скоро всем, даже самому морскому министру стало ясно, что получить корабль с заданными параметрами не удастся. Пришлось сокращать. Жертвами сокращения стали вооружение – решили сократить число 152-мм. орудий с 10-12 до 8 шт., запас угля и соответственно дальность хода с 5 тыс. до 4 тыс. миль. Жертвовали буквально всем. Убрали мины, число торпедных аппаратов сократили с 5 до 2 шт. Сокращению подверглась поясная броня, изначальные 7 дм. (178-мм.) в связи с появлением новой брони Гантке, сократили до 152 мм. И все равно крейсер не вписывался в предполагаемое водоизмещение. Под действием обстоятельств, Р.В. Хорошихин пошел на увеличение водоизмещения крейсера с 7-8 тыс. тонн до 8-9 тыс. тонн. Единственное на чем твердо настаивал морской министр, это были неизменные 22 узла хода.

В конце 1895 МТК с подачи морского министра объявил самый широкий конкурс на разработку нового крейсера. Как ни хотел Роман Владимирович, обойтись исключительно отечественными силами, было ясно, что без привлечения иностранных подрядчиков, флот обойтись не может.

На призыв откликнулись: немецкие «Germaniawerft», г. Киль, AG Vulkan Stettin (АГ Вулкан Штеттин),  французская Forges et chantiers de la Méditerranée (Форж э шантье́ де ла Медитерране́ - Кузницы и верфи Средиземноморья), ну и конечно не обошлось без вездесущего Чарльза Крампа и его «Уильям Крамп и сыновья» САСШ (Филадельфия). От России выступали такие признанные тяжеловесы как Балтийский завод и только, что созданный Новоадмиралтейский судостроительный завод. Из новичков, пожалуй, стоит отметить завод «Наваль» г. Николаев. Все остальные судостроительные предприятия по различным причинам отказались. Для рассмотрения проектов была создана авторитетная комиссия, в состав которой вошли такие известные кораблестроители как Долгоруков, Оффенберг и Кутейников. Возглавить комиссию, было поручено, начальнику МТК, контр-адмиралу Ф.В. Дубасову.

В результате работы комиссии были выбраны три варианта проекта. Французский проект представлял собой крейсер водоизмещением 10 тыс. тонн, скоростью в 21 узел и вооружением состоящим из 4-х 203-мм, орудий расположенных в двух, двухорудийных башнях, а также 12х152-мм. орудий. Поясная броня толщиной 7-дм. (178-мм) прикрывала котельное и машинное отделение истончаясь к носовым и кормовым оконечностям до 80 мм. Дальность французского крейсера составляла 5000 миль. Американский проект представлял собой улучшенный вариант крейсера «Нью-Йорк» При водоизмещении 10 тыс. тонн и скорости 21 узел, он нес вооружение состоящее из 4х2х203-мм. орудий и 12х127-мм. (в российском варианте 120-мм.) орудий. Броневой пояс был сплошной, однако его толщина не превышала 100-мм. А вот дальность хода «американца» в 3600 миль совершенно не устраивало руководство морского министерства. Проект, представленный Балтийским заводом, имел водоизмещение более 10 тыс. тонн и скорость 21 узел. 152-мм поясом предполагалось прикрыть не менее 3/4 корабля. Вооружение балтийского крейсера состояло из 4-х орудий калибра 203-мм., в двух, двухорудийных башнях и два орудия должны были располагаться в одноорудийных башнях на миделе. Дальность хода должна была составить 4000 миль. Еще из представленных проектов Хорошихин отметил проект Новоадмиралтейского судостроительного завода, а по сути, проект «Виккерс», так как 35% акций НАСЗ принадлежали англичанам. При скорости 21 узел, он нес 4х2х203-мм. орудия и 12х152-мм. орудий. Крейсер «НАСЗ-Виккерс» был прикрыт сплошной 152-мм. броней, правда водоизмещение при этом выползло за 12 тыс. тонн. Соответственно на четверть подрастала и стоимость крейсера.

После серьезного обсуждения в МТК, было принято решение обратить внимание на французский проект, с уменьшением водоизмещения до 9 тыс. тонн и увеличением скорости до 22 узлов Французы срочно переделали свой же проект. Теперь французский крейсер «похудел» до 8 тыс. тонн, нес 2х203-мм. орудия и 10х152-мм. А 178 мм. броневой пояс сократился до 125-мм. сделав его сплошным. Но и это не удовлетворило  взыскательного морского министра. Он счел вооружения слишком слабым для противодействия тем же англичанам с их 234-мм. орудиями. Окончательный проект представлял собой гибрид из французского проекта и проекта Балтийского завода. При водоизмещении 9 тыс. тонн, крейсер должен был нести четыре 203-мм. орудия в одноорудийных башнях (носовой, кормовой и двух расположенных на миделе) и 8х152-мм. орудий расположенных побортно в казематах и развивать скорость в 22 узла. 3/5 корпуса должны были прикрываться 152 мм. броневым поясом, истончавшимся к оконечностям до 100 мм. Заказ на новый крейсер Роман Владимирович собирался распределить между Балтийским и Новоадмиралтейским судостроительными заводами. И тут грянул гром.

Раздосадованные тем, что заказ достался не им, французы подняли страшный вой. Французы рассуждали вполне логично – «раз мы платим, то мы и должны строить». На голову Хорошихина посыпались громы и молнии. С самого верха пришло высочайшее повеление «не обижать французских друзей». А для того, что бы окончательно добить строптивого министра, французы опять завысили цену на крейсера. Хорошихин с унынием подсчитывал убытки. И тут неожиданно к морскому министру пришла помощь, откуда он совсем не ожидал. Акционером и главным контрагентом НАСЗ выступал «Виккерс», а ему совсем не понравилась активность французов, лишавшая англичан законной прибыли. Теперь уже лондонские Ротшильды и вся подконтрольная им пресса подняла страшный вой по поводу жадности и скаредности франков. Одновременно с этим английский посол в Санкт-Петербурге, проявил изрядную прыть, формируя русское общественное мнение против французов. В этот раз в сторону Алексея Александровича из Зимнего дворца раздался грозный окрик царственного племянника. Не выдержав весьма неожиданной и серьезной атаки петербургская придворная камарилья, пошла на попятную и выкинула белый флаг. Пришлось великому князю поумерить свой пыл. Французский проект был выкуплен и переработан.

В течении весны 1896 года состоялась торжественная закладка четырех крейсеров, получивших предварительные имена «Олег», «Баян», «Богатырь» и «Витязь». Два головных крейсера «Олег» и «Баян» заложили на Балтийском заводе. «Богатырь» и «Витязь» законно достались Новоадмиралтейскому судостроительному заводу.

Крейсера типа «Олег» имели 4-х трубный силуэт с длинным полубаком. Переборки делили корпус на 9 водонепроницаемых отсеков. Продольная средняя переборка разделяла в диаметральной плоскости машинные отделения. На всем протяжении машинных и котельных отделений проходили бортовые продольные переборки. Двойное дно разделялось на 24 отсека предназначенных для хранения 180 тонн пресной воды. Нижний броневой пояс выполненный из брони Гантке, простирался на 3/5 длинны крейсера (65%). Пояс по ватерлинии имел высоту 2,2 м. и возвышался над водой 0,8 м. Верхний броневой пояс толщиной 80 мм, соответствовал по длине нижнему.

Четыре орудия калибра 203-мм./45 размещались в башнях производства Металлического и Путиловского заводов. Боекомплект состоял из 120 выстрелов на башню. Углы обстрела носовой и кормовой башни составляли 270°, башен расположенных на миделе - 170°.  Скорострельность башен составляла 2 выстрела в минуту. Башни обеспечивали максимальный угол возвышения орудия 24°. Все орудия были снабжены механическими прибойниками заряжения орудий и оптическими прицелами конструкции Барановского. Расположение орудий главного калибра обеспечивало огонь трех орудий в нос и корму и тех же трех орудий побортно. Восемь 152-мм. орудий системы Канэ, длинной 45 калибров, располагались в 4-х бронированных казематах, разделенных бронированной переборкой, в диаметральной плоскости, толщиной 15 мм. и были отделены друг от друга переборками, толщиной 10 мм. Боекомплект на каждое орудие составлял 180 снарядов.

Системы управления артиллерийским огнем были изготовлены на Санкт-Петербургском электромеханическом заводе «Н.К. Гейслер и К°». На крейсерах были установлены 5-футовые дальномеры Барра и Струда.

Две главные вертикальные 4-цилиндровые паровые машины тройного расширения работали каждая на свой винт. Пар для паровых машин вырабатывался 16 котлами Шульца-Торникрофта, производства НАСЗ. Котлы располагались в 4-х котельных отделениях и были сгруппированы по 4 шт. Все котлы были снабжены экономайзерами. Общая поверхность котлов, включая экономайзеры составляла 4462,8 м2. Удельная масса СУ составляла 87 кг/л.с. Главные котлы могли питаться водой от испарителей производительностью 180 тонн в сутки. Два опреснителя производства Путиловского завода выдавали 10 000 л. воды в сутки на бытовые нужды. Все крейсера снабжались рефрижераторными машинами. Водоотливная система обеспечивала осушение, 1800 тонн воды в час. Пожарные насосы обеспечивали подачу, 150 тонн воды в час.

Электрические рулевые приводы для крейсеров были изготовлены на Балтийском и Новоадмиралтейском заводах. Вращение баллера могло осуществляться также паровой машиной или вручную. Посты управления рулевыми приводами находились в ходовой и боевых рубках, центральном боевом посту, кормовом мостике и румпельном отделении.

Изначально на крейсерах было предусмотрено только угольное отопление. Но в 1901-1902 годах, часть котлов, была переведена на сжигание нефти. Это позволило несколько снизить строительный перегруз и увеличить дальность хода с 3900 до 4400 миль.

Из предполагаемых к установке 4-х минных аппаратов, оставили только два. А боекомплект уменьшили с 8 до 4 торпед. Так же ради уменьшения веса было принято решение об отказе от сферических мин заграждения.

Серия крейсеров типа «Олег» стала первой серий русских крейсеров в которой попытались воплотить, все достижения научно-технической мысли, того времени. Модели будущих крейсеров, тщательно испытывали в опытовом бассейне. Впервые морской министр издал циркуляр об испытании модели в нагруженном состоянии. Из-за этого кораблестроителям пришлось практически заново «вылизывать» корпус модели, улучшая его гидродинамические характеристики. При помощи конструктивных изменений, скорость крейсера удалось увеличить практически на узел. Но, несмотря на все ухищрения инженеров, главного бича русского кораблестроения, а именно перегруза, избежать не удалось. Впрочем, перегруз в 130 тонн, для того времени считался сущей мелочью.

Концептуально такие крейсера тоже были новинкой. В них впервые эскадренные свойства (защищенность) превалировали над крейсерскими (дальность хода).

Первый крейсер «Олег» вошел в строй осенью 1897 года.  На испытания крейсер достиг невиданной скорости 22,8 узла. Однако радость оказалось преждевременной. Жертвой «скоростного авантюризма» стали паровые машины, которые из-за возникших неполадок пришлось перебирать заново. Более столь высокой скорости на крейсерах достичь не удалось. Кратковременно, не более 2-х часов, крейсер был способен поддерживать скорость не выше 22,5 узлов. В ходе 6-часовых испытаний скорость в среднем составляла 22 узла. А рекомендованная скорость для 12- и 24-часового хода была определена в 21 узел. Тем, не менее, подобная скорость была признана вполне удовлетворительной. Главным недостатком крейсеров считалась их цена, колеблющаяся в пределах от 9,5 до 10,2 млн. руб., отчего в министерстве финансов приключилась настоящая истерика. Но здесь авторитет морского министра оказался непререкаем.

В период с 1897 по 1899 года со стапелей последовательно сошли еще три крейсера «Баян». «Богатырь» и «Витязь». Все крейсера изначально шли по программе «Усиления Дальнего Востока» и были отправлены к месту службы в период с 1900 по 1902 год. На начало войны «Олег» и «Баян» базировались в Порт-Артуре, а «Богатырь» и «Витязь» во Владивостоке.

Мало того проект сочли весьма удачным, заложив в 1900 году на «Навале» и Лазаревском адмиралтействе еще 4 крейсера, того же типа «Кагул», «Рымник», «Очаков» и «Хиос».

Уважаемые коллеги не скрою, крейсер вышел весьма спорный. Я сам это прекрасно знаю. Поэтому жду конструктивную, еще раз повторюсь, именно конструктивную критику. Чем отличается конструктивная критика от неконструктивной. Это просто. Конструктивная критика не отметает саму концепцию корабля, а предлагает варианты по его улучшению. Надеюсь на широкую дискуссию.


Источник - http://alternathistory.com/my-nash-my-novyi-flot-postroim-chast-xxiv-oleg-bayanovich-bogatyrev
Tags: альтернативное кораблестроение, броненосный крейсер, крейсера
Subscribe

Posts from This Journal “альтернативное кораблестроение” Tag

promo alternathistory february 18, 2013 17:23 25
Buy for 20 tokens
Глядя на эти машины, первое, что приходит в голову, это наш танк КВ-2. Но скорей всего создатели САУ держали в голове не КВ-2, а совсем не похожие на эти танки, но тоже наши – ИСУ-152. Точнее их удачное применение. Не для кого ведь не секрет, что мощная 152 мм пушка наших САУ очень удачно…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments